Фанские горы. Фаны. Памиро-Алай. Таджикистан
English Version/Английская версия
fany.ru





                                                                                                                                    
     Главная страница >> документы >> альпинизм
                                                                                                                                  
  документыверсия для печати 

В.Д.Саратовкин, А.И. Мартынов, П.П.Захаров. Вопросы психологии и безопасной деятельности в горах

В.Д.Саратовкин (Новосибирск), А.И. Мартынов, П.П.Захаров (Москва)

Вопросы психологии и безопасной деятельности в горах

1. Психология и альпинизм

Альпинизм, в широком смысле этого понятия, является неисчерпаемой сферой реализации самого широкого круга многообразных духовных и материальных потребностей (и способностей) человека. На одном его полюсе - амбиции и прагматизм большого спорта - прямая, целеустремленная, динамическая деятельность без предрассудков, созвучная современному стилю жизни, без излишних сомнений и комплексов. А на другом полюсе - вопросы культурного, нравственного воспитания, гармоничного развития личности, рассматривающие ее культурный потенциал не только как реализуемые духовные и физические способности, но и как интеллектуальный, эмоциональный и нравственный багаж, с которым альпинист идет по жизни, и не только альпинистской.

Если рассматривать альпинизм как требующие мужества и самоотверженности, формирующие мировоззрение и нормы социального поведения действия человека или автономного человеческого коллектива в сложных и необычных условиях высокогорья, на грани опасности и риска, то нравственно-воспитательное значение подобного рода человеческой деятельности трудно переоценить. Кроме того, особенности жизни и деятельности в горах предъявляют к человеку большие требования по соблюдению мер безопасного поведения в горных условиях. И первое, и второе непосредственно связано с психологическими особенностями человека. И не учитывать их недопустимо, так как и от них зависит здоровье, а иной раз и жизнь человека, ведущего деятельность в горных условиях.

Когда заходит разговор о психологических требованиях, предъявляемых к альпинисту, то можно начинать с формирования слуховых, зрительных и двигательных представлений о правильно выбранных и выполняемых приемах не только при передвижении по горному рельефу, но и, что, пожалуй, еще важнее - в мерах по обеспечению безопасной деятельности человека в горах вообще. Здесь немалую роль играет хорошо развитая наблюдательность, умение предвидеть действия партнеров и предугадывать развитие событий. В этом ряду стоят и способности к длительной мобилизации и сильной концентрации физических усилий, не характерных для повседневной деятельности человека на равнине. Требуется и умение быстро переключать внимание и четко его распределять при одновременном восприятии самой разнообразной информации.

В альпинизме важны такие личностные качества, как высокая точность, широкий диапазон скоростей и высокая помехоустойчивость при выполнении технических приемов. Важна хорошая зрительно-двигательная координация и физическая выносливость. Нужна сосредоточенность на внешних компонентах маршрута, особенно на тех, которые вызывают психическую напряженность. Весьма важно осознание средств, для преодоления трудностей и опасностей, способность к выбору и применения правильного решения из множества возможных. А по отношению к себе лично - это: самообладание, терпение при монотонной выматывающей нагрузке, при воздействии боли, холода и жары, жажды. Нужны самокритичность во всякой неудаче и умение не расслабляться при удаче. По отношению к партнерам: доброжелательность, внимательность, бесконечное терпение, способность найти для себя оптимальное положение в группе, умение сплачивать группу и разрешать конфликты.

Но описанные выше аспекты в принципе характерны для многих видов спортивной деятельности. И мы повторимся еще раз: альпинизм отличается еще и наличием такого важного фактора, как необходимость обеспечения личной и коллективной безопасности.

За последние десятилетия произошли качественные изменения в технической подготовке и оснащенности альпинистов. Проходится все больше маршрутов, которые прежде назывались непроходимыми, но несмотря на уменьшение массовости, это говорит о том, что частота воздействия сложностей горной природы на человека увеличилась, а значит увеличилась и вероятность рисковых ситуаций.

Как и раньше, в группу риска входят спортсмены высших и мастерских разрядов, а также и инструктора альпинизма, чье формирование и воспитание считается практически законченным. Об этом говорят цифры анализа несчастных случаев (НС), которые ежегодно проводились ФА СССР по всем случаям гибели или тяжелого травмирования. Для обзора ситуации примем результаты анализа за двадцатилетний период (1969-1989 гг.). Если интенсивность НС на начальных этапах обучения и подготовки альпинистов составляла 0,049%, то в восхождениях (и попытках таких восхождений) по маршрутам 5-6 к.с. эта цифра поднимается до 0,44% - на порядок выше! Как всегда отличительной чертой НС является то, что аварии в большинстве случаев происходят на тех участках пути, где сложность значительно ниже сложности маршрута в целом. По-прежнему велик процент НС на спусках. И как всегда редки случаи, когда у пострадавшего была низка физическая подготовка.

Анализ показывает, что основной причиной НС являются дефекты взаимодействия человека с горами - от 75 до 95% (!) случаев происходят по вине самого пострадавшего.

Важный факт: В начале Первой мировой войны из 100 пострадавших летчиков два были сбиты врагом, еще 8 становились жертвами неисправности самолетов, а остальные 90 попадали в аварии из-за собственных ошибок. Английские ученые, исследуя возможности специальной психологической подготовки, показали, что можно достичь такой системы, при которой только 25% аварий будут обусловлены ошибками человека. Если альпинисты достигнут подобного показателя, то можно рассчитывать на 5-10 кратное снижение аварийности(!).

Потому одной из важных задач является приобщение альпинистов к тем знаниям и той общей культуре безопасности, которые отличают профессионалов, работающих в условиях повышенной опасности: космонавтика, авиация, спасатели, военные, каскадеры. И в первую очередь к альпинизму необходимо применить опыт такой науки, как психология безопасности, в которой учтены последние достижения психологии труда, медицинской, инженерной, военной, судебной, спортивной и авиационной психологии.

Существует подтвержденное жизнью мнение, что НС - это плод случайных игр стихии или ошибки человека, попавшего в сложную ситуацию. И что НС может произойти буквально с каждым. Но даже поверхностное знакомство с обстоятельствами аварий обнаруживает повторяющиеся ситуации и часто вскрывает отнюдь не случайные причинно-следственные связи.

Современный системный подход, применяемый к сложным взаимосвязанным явлениям, позволяет расставить по местам прямые и косвенные связи между случайными событиями, и может помочь альпинистам выйти за пределы зоны неоправданного риска. При системном подходе уровень безопасности человека в горах рассматривается как результат взаимодействия ряда движущих факторов - самого человека, его партнеров, т.е. группы, объективных условий деятельности в горах, а также организации безопасной деятельности. Конечно, указанные факторы имеют различную природу, а связи между ними сложны и во многом противоречивы. В теориях управления задачи подобного уровня решаются методом оптимизации - достижением наибольших выгод при минимальной цене. Для любителей, проводящих свободное время в горах, или профессионалов, ведущих там свою профессиональную деятельность, это означает наиболее полное удовлетворение потребностей (восхождение? общение с природой? людьми?) при минимальных потерях и на приемлемом для общества и личности уровне безопасности.

2. Составляющие безопасности

В процессе горовосхождений взаимодействуют три составляющие: ЧЕЛОВЕК - восходитель, ГРУППА – партнеры по восхождению, ГОРЫ - окружающая людей обстановка – назовем эту совокупность сокращенно ЧГГ.

Рис.1. Составляющие системы ЧГГ.


В этой системе человек обучается правилам и приемам, воспитывается, адаптируется к групповой работе в горах. Система формирует группу, осуществляет ее контроль и подстраховку (в т.ч. и силами спасательных служб). Эта система обеспечивает горовосхождение (путешествия и др.) техническими средствами: питание, снаряжение и пр. Таким образом система согласует условия горовосхождений с потребностями и возможностями восходителей (или наоборот). Но в процессе восхождения она остается на втором плане. Именно поэтому мы сосредоточим внимание на цепочке ЧГГ:

1.Человек. Его психологические качества и временные состояния влияют на способность противостоять опасностям, работать надежно, с малым числом ошибок. К ним относятся: безусловные рефлексы, знания, умения, опыт. Существенны не просто альпинистские навыки, но и навыки надежного выполнения приемов при соблюдении принципов безопасности. Важным аспектом является соответствующий настрой человека, его мотивация. Во время восхождения альпинист осознанно или нет использует лучшие свои качества, а недостатки тоже осознанно или нет компенсирует. Происходят сложные процессы саморегуляции, результатом которых является повышение личной надежности, защищенность человека от опасности.

2.Группа. Ей принадлежит особая роль в поддержании безопасности. При наличии товарищей, человек ощущает себя гораздо более защищенным в горах. Но группа может быть источником опасности, если в ней нарушены законы. присущие малым группам.

Параметры эффективной группы: определены цели, выполняется необходимый уровень организации, распределены роли, налажено взаимодействие внутри и между связками, осуществляется четкое управление.

Психологический климат группы – это характеристика комфортности нахождения участников в ней цементация всей деятельности группы. В группе с хорошим климатом происходят взаиморегуляция - усиление положительных качеств группы, использование достоинств каждого ее члена и компенсация недостатков участников, нейтрализация предрасположенности к конфликтам и т.д.

Уровень надежности группы можно определить на разборах восхождений, когда формулируется оценка надежности действий каждого участника и группы в целом, анализируются предпосылки к происшествиям. Предметом анализа становятся и НС в горах. Так появляется обратная связь, в которой есть место обучению и совершенствованию, накапливается личный и групповой опыт.

3.Горы. Это среда со своими объективными опасностями. Преодоление объективных трудностей на пути к вершине и нейтрализация опасностей гор и составляют сущность альпинизма

Цель альпиниста (группы) - обеспечить контролируемость деятельности в горах. Для этого нужны максимальный учет объективной опасности гор и постоянная оценка уровня надежности участников группы. Тогда работа будет проходить в штатном режиме, при котором вероятность личных и групповых ошибок или их последствия сведутся к минимуму. В некоторых случаях группа может работать в условиях дополнительной нескомпенсированной опасности, объективной или субъективной. Такая работа повышает вероятность аварии и создает опасные ситуации (ОС). Если при возникновении подобной ситуации не принять мер, то вполне возможно, что участники группы могут допустить появление аварийной ситуации (АС), в которой вероятность аварии уже максимальна. ОС и АС - предпосылка к аварии.

3. Безопасность и надежность

Постоянные призывы работать безопасно могут неправильно ориентировать людей. Для одних это станет подменой мотива достижения цели на мотив избежания опасности. Другие могут негативно относиться к тем, кто уделяет этому вопросу повышенное внимание. Еще важно и то, как сам относишься к ошибкам - ведь работы в горах без ошибок и риска не бывает. Следует учитывать собственные и ошибки товарищей, правильно их анализировать, творчески применять результаты анализа. Таким образом, ошибки могут стать средством накопления опыта. Но они должны выявляться вовремя и не приводить к АС.

В технике существует подход к проблеме (вопросу, ситуации) с позиций надежности. Он позволяет оценить вероятность частных поломок и определить время выхода из строя сложных механизмов и целых систем. Применение подобного подхода в альпинизме позволит перенести центр тяжести профилактики НС на дальние подступы к нему.

Безопасность человека рассматривается как одна из целей восхождения, но средством ее обеспечения выступает надежность. Известно, что надежность системы определяется ее самым ненадежным элементом. В нашей системе ЧГГ - это человек.

В теории надежности есть понятие отказ. Это потеря, даже временная, работоспособности системы или отдельного элемента. И для оптимизации, достижения максимальной эффективности рассматриваются все отказы техники и ошибки человека.

Теория же безопасности рассматривает только те отказы и ошибки, в результате которых возникает непосредственная угроза жизни людей. Цель этой теории - безусловное снижение опасности для жизни. А объектом ее рассмотрения является АС. «АС надо учиться видеть и осмысливать. Именно на них должно быть направлено основное внимание тренера, руководителя группы, спортсмена. В этом и состоит приобретение опыта обеспечения безопасной работы в горах, а также залог дальнейшей профилактики самих НС» - так говорят авторы книги «Безопасность в альпинизме» [4]. Мы же добавим, что не только «видеть и осмысливать», но и предугадывать.

Одни и те же события по-разному оцениваются с позиций безопасности и надежности. Примером, пожалуй, ставшим хрестоматийным, может служить история покорения нашими альпинистами Эвереста в 1982 году [13]. Безопасность была абсолютной - ведь все участники вернулись на Родину живыми.

С точки зрения надежности оценка должна быть иной. При всех трудностях и риске, которые выпали на долю восходителей, на надежность экспедиции повлияло не это, а двое пострадавших еще на подходах. У одного оказался слабым навык непрерывности страховки, что привело к его падению в ледовую трещину. И кроме его низкой личной надежности проявилась и низкая групповая надежность - его партнер не обратил внимания на нарушение страховки и сам не подстраховал напарника по связке. Второй был транспортирован с высоты 7350 м с острой сердечно-сосудистой недостаточностью. Его физические показатели при отборе в команду были очень высокими. Была известна его огромная решимость войти в команду с «запасом», т.к. его возраст считался серьезным минусом в бальной системе отбора. И не исключено, что он выполнил «план по баллам» за счет перетренированности, сдвига по времени пика спортивной формы, что, в конце концов, снизило его личную надежность в нужный момент. Не соответствовал реальным требованиям и контроль над его состоянием в период, предшествовавший острому заболеванию. А раз так, то и здесь не сработала групповая защита. В этой связи следует остановить внимание на том обстоятельстве, что, как сами пострадавшие, так и свидетели ситуаций не были готовы осознать наступления АС - аварии для них были полной неожиданностью. А, может, все-таки главным было другое – условия отбора кандидатов в команду? Да и сам фактор первого, а может (учитывая государственную систему того времени) и последнего, в жизни шанса выехать в большие горы, да еще на самую большую гору? И многие участники говорили вполне откровенно именно об этом, но говорили не «до» (они же не «самоубийцы»), а «после» завершения всего мероприятия. Ну что ж, понять их можно.

Существует еще одно понятие - коэффициент готовности. Оно характеризует вероятность безошибочного и своевременного восприятия человеком сигнала об опасности. Готовность - это мера чувствительности и предусмотрительности. На практике она может проявляться в том, что человек принимает меры, не отставая от опасных ситуаций, а упреждая их.

Приведенный выше пример с Эверестом показывает, что недостаточно готовить и отбирать альпинистов методами имитации (испытания в барокамере, скалолазание, высокие физические тесты и т.д.) Оценка будущих участников ответственного восхождения должна вестись не только по способности совершать зачетные восхождения, входящие в систему тестов, но и по результатам оценки личной и групповой надежности. Таким образом, согласно теории надежности, случай травмирования участника группы следует рассматривать как случай отказа системы ЧГГ, а безопасность участника группы - как проявление надежности системы. Тогда можно вывести формулу безопасности:

Готовность к восприятию сигнала опасности + надежность выполнения правил и приемов + безопасность

Для поддержания постоянной надежности системы ЧГГ необходимо знать моменты и условия повышения временной предрасположенности человека к травмированию и заранее быть готовым компенсировать конкретную опасность. Нужно знать периоды и состояния, когда возрастает общий фон объективной опасности, равно как и интенсивность ошибок человека, реагируя на это повышением общего внимания - бдительности.

Универсальным приемом сохранения надежности служит смена деятельности или иное переключение в темпе, опережающем развитие событий и даже простого утомления человека. В нашем виде деятельности – альпинизме - внимательным человеком считается не тот, кто обладает выносливостью наблюдения за одним объектом, а тот, кто умеет переключать внимание с одного объекта на другой, владеет «боковым», периферическим зрением и при этом не теряет потока информации. Такое наблюдение не только предотвращает утомления внимания, но и обеспечивает достаточно полный контакт с окружающей обстановкой. Таким образом, в идеале все виды нашей подготовки могут образовать систему обеспечения безопасности и создать предпосылки к безопасному преодолению объективных трудностей горного рельефа.

Защищенность человека - это сочетание его предусмотрительности и надежности. Известный психолог М.А. Котик в своей фундаментальной книге «Психология и безопасность» [7] говорит так:

«Под защищенностью понимается способность человека не только противодействовать опасностям, но главным образом и не порождать своей деятельностью проявление этих опасностей и их реализации. Высокие приспособительные и творческие возможности человека нередко позволяют ему своевременно обнаруживать эти опасности и находить возможности противодействия им в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях»

Если не знать, что эта формула относится вообще к проблеме защищенности человека, то можно было бы сказать, что речь идет об альпинизме.

Мерой надежности, защищенности человека может служить так называемая готовность к соответствующей деятельности, которая представляет собой целый комплекс, начиная с психологической готовности, продолжая соответствующим уровнем общефизической подготовки, соответствующим уровнем знаний, соответствующей организационной подготовкой и заканчивая… опять психологической готовностью. Потому что альпинист, знающий, что он ловок и силен, осознающий особенности и угрозы горной природы, хорошо экипированный, и психологически окажется более сильным [9].

Личная и групповая надежности дополняют друга, причем групповая работа в горах создает дополнительный резерв надежности.

«Пока один человек сменяет другого, пока делит с ним тяжесть неимоверного труда и пока эта цепочка не прерывается, любая стихия – бессильна» [1].

Человек и его личная надежность. Человек может действовать эффективно и надежно, реализуя способности данные ему природой и развитые им самим. В то же время он не может работать надежно, не компенсируя свои слабые качества. К примеру, замедленное реагирование уже на 0,2 с. может привести к травме (свободно падающее тело - сорвавшийся альпинист, например - за 1,2 с. пролетает 5 м).

Каждый из нас, находясь в горах (не обязательно во время восхождения), находится в зоне риска, которая определяется как внешними условиями, так и собственной предрасположенностью к опасным действиям. И если мы хотим избежать не только аварии, но и ситуации, в которой может произойти авария, необходимо внимательно анализировать ошибки свои и партнеров, а также действия, которые могут стать причиной вероятных ошибок.

Разбирая то или иное происшествие в горах, мы не только делаем определенные выводы, но чаще всего считаем, что мы сами на этом месте не допустили бы подобных ошибок. Но они были там наверху, а мы – здесь, в тепле и уюте. Что-то нарушило равновесие системы ЧГГ. Что? На поведение человека влияет не только внешняя среда, но и его внутреннее состояние, опыт, привычки, настроение - его психика. Анализ любого НС показывает, что прежде всего теряется скорость и точность выполнения приема, нарушается последовательность (порядок) освоенных операций, выпадает из поля зрения очевидная опасность. И лишь затем отказывает его физическое состояние, мышцы не справляются с работой, и возникает угроза гибели от заболевания, переохлаждения и т.п.

Опасности в горах есть объективные и субъективные. Мы привыкли к такой классификации. Объективные – они не зависят от человека, субъекта. Это опасности горной природы. Субъективные – это то, что касается самого человека. И если опасности горного рельефа и климата нам известны неплохо, и подобные знания считаются одним из критериев мастерства, то все, что связано с человеком, его психикой - во многом является загадкой. Для ее решения нужно научиться понимать внешние особенности человека и его поведение и по ним понимать внутреннее, психическое состояние - субъективное сделать объективным, предсказуемым.

Альпинизм, да и любая другая деятельность человека в горах, предполагает высокий уровень физической и психической нагрузки на человека. Если принять к рассмотрению только основные, то получится довольно большой их перечень:
- интенсивная физическая работа;
- воздействие высоты, температуры и солнечной радиации;
- крутизны и особенностей разнообразного рельефа;
- монотонная работа и быстрая смена обстановки;
- высокое и резко меняющееся эмоциональное напряжение, связанное с опасностью;
- недостаток информации для принятия решения или хотя бы сохранения спокойствия.

Все это ложится грузом на психику человека и требует порой моментального решения. А если в группе не совсем нормальная обстановка? Если Вы новичок в команде? Если Вы всегда волнуетесь за напарника, проходящего сложный участок? Если Вы ощущаете себя самым слабым в группе? А может, Вас недооценивают? - подобных вопросов можно задать великое множество.

В горах человек испытывает сложный комплекс нагрузок, которые при совместном воздействии суммируются. Но не ради ли этого мы так стремимся в горы?! Однако при этом недопустимо недооценивать опасности, провоцируемые таким комплексом. Будьте внимательны, ибо:

«Любая система, зависящая от человеческой надежности, ненадежна» - так говорит один из знаменитых законов Мэрфи.

4. Стадии работоспособности

Интенсивность ошибок человека зависит от времени, в течение которого он выполняет однородную деятельность. [1]. См. рис. 2


Рис.2. Зависимость интенсивности ошибок человека в зависимости
от длительности однородной нагрузки.


При этом можно выделить различные периоды этого времени, с различным влиянием на систему безопасности.

Стадия врабатывания в нагрузку. В этот период проявляется объективная связь аварий с техническими ошибками. Здесь и акклиматизация, и начало новых (после длительного перерыва) движений по снегу, льду, травянистым склонам, осыпям. Подобная связь характерна для первых метров предельно сложных участков - вспомните, как порой мы долго не можем найти «первый шаг», как у нас идет вперед «не та» рука или мы долго не можем понять с какой ноги прыгать через ледниковую трещину.

Двойка сильных скалолазов вышла на один из стенных маршрут на Доломитах в «Узунколе». Первые шаги на ключевом участке привели к срыву ведущего в первой связке. Маршрут по своей технической сложности не был для них предельным. Но в подготовительный период эти спортсмены не проводили тренировок на скалах. А по приезду в горы, группа выбрала тренировочным восхождением не скальный, а снежный маршрут - он и ближе, и быстрее «делался». Налицо пробел в подготовке и в том числе - психологической.

По этой же причине опасны для ведущего в связке первые метры после ночевки на стенном маршруте. Если работа происходит на фоне общего утомления, то человек труднее врабатывается в новую ситуацию. И еще одно - стадия врабатывания происходит труднее, если человек до нее долго и монотонно выполнял какую-либо другую работу, да еще в условиях благополучия. Перед приложением новой нагрузки, требующей изменения стереотипа прежней работы, следует продумать и обсудить порядок действий, как на случай правильного хода событий, так и на случай вероятной ошибки. Проще говоря – надо посмотреть на маршрут, прицениться к нему и решить – «с какой руки/ноги, я пойду».

Оптимальная работоспособность. Эта стадия характерна устойчивостью психофизических процессов и стандартностью действий. Но она может стать опасной из-за притупления бдительности в условиях кажущегося благополучия. Опять вспомним приведенный выше пример экспедиции на Эверест - в таком же состоянии находился участник перед своим падением в трещину, через которую неоднократно уже проходил. По этой же причине характерны кажущиеся нам нелепыми травмы на тропах. Постепенное утомление от монотонной нагрузки – таков механизм опасности в данной стадии. Нежелательное развитие ситуации можно предупредить только повышением внимания к окружающей обстановке.

Продолжительность этой стадии может быть весьма большой даже при большой нагрузке и в очень суровых условиях. Но общая закономерность заключается в том, что чем жестче нагрузка и чем больше утомление, тем короче стадия оптимальной работоспособности - тем строже должно быть выполнение правил и приемов безопасной работы, тем выше внимательность при переходе к другой нагрузке и особенно к более легкой.

Неустойчивая компенсация и декомпенсация. Это стадия утомления, ее опасность в глубоком утомлении и нарушении эмоциональной сферы, в возрастании ошибок вплоть до «взрыва ошибок». Мы сами можем и не почувствовать наступления психологического утомления, но внимательный напарник может вовремя «поймать» его. Симптомы могут быть достаточно разнообразными:
- непроизвольное напряжение мышц лица, скованность, стойкое покраснение или бледность лица, либо его серый цвет;
- тремор пальцев, нарушение координации движений и чувства равновесия, потеря четкости в работе,
- дрожание век при закрытых глазах;
- возникновение раздражения, перепады или подавленное настроение, снижение критичности в самооценке и четкости в выражении мыслей;
- повышение суетливости или растерянность и пассивность;

В наиболее тяжелых случаях наступает апатия. Проблема наступления стадии неустойчивой компенсации заключается в том, что она нарастает весьма плавно и медленно. Вместе с этим нарастает опасность нарушения самых тонких функций человека: точности, своевременности и стабильности действий. Падает способность прогнозирования ситуации возможных ошибок и контроля над обстановкой.

При обнаружении признаков переутомления необходимо без промедления и по возможности незаметно вывести человека из опасного состояния, отодвинуть его. Слабые признаки снимаются поощрением, поднятием настроения, при более тяжелых случаях надо немедленно сменить вид его деятельности (если он шел впереди – переместить в резерв) либо сделать остановку для отдыха (по возможности устроить приятное чаепитие), разгрузить его рюкзак или принять мужественное решение о немедленном спуске.

Легче всего обнаруживается стадия декомпенсации. Но здесь другая проблема - в подобной ситуации часто оказываются несколько человек или группа целиком. Выход? - думать и действовать! Организм и друг вытащат, а растерянность и паника пусть подождут до другого раза. Умение наблюдать и мыслить также важно, как и умение выжить.

И еще раз высказывание из великих: «Я стал излишне суетлив..., стал нервничать, спешить, а в результате появилась цепь ошибок. Я перестал заботиться о безопасности своих действий, которым должна предшествовать абсолютная уверенность в правильности избранного пути» – это уже Наоми Уэмура, японский путешественник и горовосходитель-одиночка.

Стадия последнего рывка. Близка цель и окончание работы - это не только мощный стимул для организма, но и ситуация, требующая серьезных волевых усилий. Подобное состояние характерно для работы на предельных участках, но оно же опасно последующим закономерным расслаблением и снижением бдительности.

Именно это расслабление приводит к авариям на простых участках маршрута следующих сразу за сложными, и на спусках. На последнем моменте следует остановиться особо. Как правило, путь спуска проходит по маршрутам намного проще пути подъема. И часто кажется, что спуск с покоренной вершины дело второстепенное. Здесь четко срабатывает принцип: главное - вершина - позади. Сложности окончились, нет нужды осторожничать. А с точки зрения психологического отношения к опасностям спуска - все как раз впереди! Для предотвращения ОС бывает достаточно предупреждения, усиления само- и взаимоконтроля.

Стадия восстановления. Имеется ввиду время для отдыха или смены вида деятельности. К тем, кто долгое время работал в стадии неустойчивой компенсации, и особенно - декомпенсации, должно быть обращено особое внимание. Прежде всего, это руководитель восхождения или похода и впереди идущий, чья нервная нагрузка во многом определяет надежность группы. Как в командных велогонках дают отдохнуть отработавшему свой отрезок дистанции гонщику? - его отправляют в самый конец цепочки своей команды, спрятаться за спины каравана и дать время для отдыха. Примерно так должно быть и на восхождении, только за малой разницей - работа последнего на маршруте часто не намного проще и легче, чем работа лидера.

Пребывание человека на большой высоте требует к себе столь же внимательного отношения, как и к другим видам нагрузки. Здесь периоды работы должны чередоваться со спусками вниз для отдыха от высоты. Знаменитый Эдмунд Хиллари однажды сделал весьма примечательное наблюдение:

«Я все считал, что Макалу станет контрольной проверкой моей теории акклиматизации, и полагал, что за длительное время, которое экспедиция провела на высоте 5790 м и более, люди настолько привыкнут к разреженной атмосфере, что подъем на Макалу не будет для них слишком тяжел. Теперь-то я понимаю, что мои предположения были чересчур оптимистичны, а длительные периоды пребывания на большой высоте - причина наших неудач... Пребывание даже на высотах 5300 – 5400 м следует чередовать со спусками для лучшего восстановления и отдыха».

Сейчас-то эта аксиома известна всем альпинистам-высотникам. Но, как показала практика, подобная рекомендация актуальна для работы на любых высотах.

Пример. Участвуя в соревнованиях, команда вышла на маршрут 6-й к.с. Через три дня, они поднялись на перевал и обработали нижнюю часть стены. С 4-го по 20-й дни на перемычке пережидали непогоду. Начав восхождение, команда завершила его еще через 12 дней, вместо запланированных 6. Во время прохождения гребня один из участников потерял равновесие и сорвался. Вынужденное более чем двухнедельное бездействие на высоте 3000 м привело к ослаблению членов команды. Люди стали заложниками погоды и той системы соревнований, при которой команда была бы снята с участия в чемпионате, если бы спустилась вниз после обработки части маршрута.

Следует сказать особо о так называемом «синдроме достигнутой цели». Это своеобразное состояние человека, когда большие трудности и опасности, которые преодолеваются в процессе восхождения, способствуют смещению целей. Например, вместо главной, конечной, цели - достижения вершины акцент смещается на промежуточную цель (цели) - преодоление ключевого участка (участков). Это состояние может выражаться в опустошенности, а то и полной прострации. Борьба с этим явлением проста и сложна одновременно - можно сделать простое предупреждение, можно своевременно сформулировать новую, более отдаленную цель, а виновника «синдрома» отправить на вторые роли, под присмотр товарища понадежнее. Но во всех случаях необходимо усиление само- и взаимоконтроля за состоянием чувства самосохранения.

5. Эмоции. Стресс

Эмоции – это форма отражения действительности психикой человека. Проявляются и в переживаниях человека, и различного рода реакциях. Эмоции влияют на активность и жизнедеятельность человека, повышая или понижая их. А потому эмоции могут или обеспечить дополнительный резерв надежности человека, или стать источником ошибок.

Пример. Группа успешно взошла на вершину, спуск известен, времени и сил у группы достаточно, настроение великолепное. Задача - не допустить излишней положительной эмоции во время спуска, предотвратить «спусковую эйфорию».

Поэтому важно, с одной стороны, уметь анализировать и контролировать эмоциональный фон партнеров, с другой – контролировать свои собственные эмоции. Изменения в настроении, поведении, излишнее спокойствие и снижение самооценок важно обнаружить для своевременного предупреждения куда более глубоких расстройств: нарушения мышления, подавленности, потери чувства самосохранения. Если человек не осознает опасности, то и не испытывает страха.

Отрицательные (астенические) эмоции возникают, когда вероятность успеха становится сомнительной или когда деятельность ведется в условиях информационной неопределенности. Она зависит и от стоимости цели: при одинаковой вероятности оступиться, проходя по доске, которая уложена в метре над землей или по той же доске, но над пропастью, эмоциональное напряжение во втором случае будет неимоверно выше.

Необходимость информации существенна. В нее входят три параметра:
- начальные условия (сведения о себе, группе, маршруте, участке, ближайшей опоре);
- энергия, требуемая для достижения цели;
- время, имеющееся в распоряжении. Если все три параметра информации превышают требуемые - эмоция только положительна.

На увеличение неопределенности организм реагирует стрессом, увеличением эмоционального напряжения. В этом состоянии растет биоэлектрическая активность мозга, повышается частота сердцебиения, расширяются кровеносные сосуды. Стресс в небольших дозах полезен.

. «Деятельность организма в любом ее проявлении связана со стрессом. Без стресса нет жизни, нет нормального развития. Активная позиция человека в стрессовой ситуации определяет его устойчивость, а стресс, стимулирующий творческую деятельность, оказывает на организм положительное воздействие» – это слова Г. Селье [10], впервые открывшего и исследовавшего явление стресса.


Рис.3. А - эмоциональное напряжение активации; Б - эффективность, надежность работы; В - слабые и неуравновешенные типы; Г - сильные и уравновешенные типы; Акр. - критическая активация.

Остается добавить, что работа на горном маршруте - это непрерывный творческий процесс.

Превышение критического уровня активизации приводит к эмоциональному перенапряжению - дистрессу (англ. - истощение, недомогание, бедствие). Это происходит, когда необходимые средства для преодоления стрессогенной ситуации намного превышают физиологические и психологические ресурсы организма или непомерно возросла стоимость цели. Дистресс приводит к нарушениям механизма саморегуляции, ухудшаются сложные навыки и координация, сужается внимание, снижается чувство опасности, возникают резкие перепады настроения. Дистресс тормозной формы – ослабление активности, оцепенение, ступор. При возбудительной форме дистресса - неосмысленная, хаотическая деятельность.

Под влиянием особо опасных и резко меняющихся условий такое эмоциональное состояние может возникать сразу, «с места», «с ходу», минуя все другие.

Пример. Инструктор, кандидат в мастера спорта по скалолазанию, при попытке ускорить движение головной группы спасательного отряда вышел с нижней страховкой, не взяв с собой ни молотка, ни крючьев. Как скалолаз он этому не был обучен, но как инструктор - обязан был иметь при себе это снаряжение. Более получаса было потрачено на прохождение участка, который при его квалификации он прошел бы за три-четыре минуты будь у него нормальная страховка.

Пример. Для сокращения пути, руководитель группы, предложил переправиться через реку в простом, но опасном месте. Он с ходу перепрыгнул через мощный поток шириной в полтора метра. Второй и третий участники благополучно повторили его прием. Четвертая участница прыгнула неуверенно, но была поддержана товарищами. Увидев это, пятая участница, сделав несколько шагов к потоку, замешкалась, шагнула назад и, неожиданно для всех прыгнула слабо и упала в поток. Она имела высокий спортивный разряд по легкой атлетике, была отлично подготовлена физически. Но неожиданно для нее возросла стоимость цели. Здесь следует отметить, что в состоянии дистресса снижается способность организма компенсировать недостатки. В данном случае она была близорука, но ходила без очков.

Источники стресса, с которыми может встретиться альпинист, могут быть такими:
- в учебно-тренировочном периоде - отрицательная оценка подготовки тренером и товарищами, недостаточная уверенность в себе из-за слабо проведенного тренировочного процесса, из-за недостаточного ознакомления с районом будущих восхождений: особенностями рельефа, климата, опасными зонами;
- в течение всего альпинистского мероприятия - тревога за судьбу недостаточно хорошо организованного мероприятия, разные или грубые нарушения правил организации, плохое обеспечение, демобилизующий распорядок дня, напряженные отношения между участниками, воспоминая о неприятностях на работе и неурядицах в семье;
- при подготовке к восхождению - нервозная обстановка, ошибки в процессе подготовки, неправильное распределение функций между участниками, скрываемые нарушения при выпуске в высокогорную зону, тревога за успех восхождения, недостаточный физический или психологический отдых после предыдущей работы либо, наоборот, - малая двигательная активность (из-за длительной непогоды, к примеру);
- в процессе восхождения – здесь собирается свой перечень проблем, которые будут требовать немедленного решения:
- длительное воздействие монотонных условий восхождения;
- плохая ночевка, неполноценный отдых, плохая организация жизни на биваке;
- неуверенность в надежности кого либо из партнеров по группе;
- опасения за возможные отклонения от маршрута (сокращение пути и пр.);
- ответственность за руководство группой;
- изолированность друг от друга, трения и конфликтные ситуации;
- неуважительное (невнимательное) отношение к участнику (девушке) к его состоянию;
- перегрузка или недогрузка по сравнению с другими партнерами;
- неудовлетворенность своим положением (ролью) в группе;
- отсутствие заинтересованности в данном восхождении (пошел, чтобы заполнить «клеточку» или для той же цели, но для кого-то из группы);
- попадание в сложные условия вплоть до АС, НС.

Источники стресса имеют свое название - стрессоры. Вот некоторые особенности воздействия стрессоров на человека:
- психологическое утомление наступает раньше физиологического: его можно даже и не осознавать. Например, альпинист, вышедший на восхождение после спасательных работ, плохо защищен от собственных ошибок;
- влияние различных стрессоров усиливается при совместном действии. Именно поэтому иногда желательно освобождать руководителя группы от другой ответственной работы, например, работы первым на подъеме или последним на спуске;
- стрессоры накапливают свое влияние на психику, постепенно перегружая ее. Но отлично тренированные альпинисты, имеющие прочные навыки, способны длительное время работать на грани наступления дистресса, а ряд их важных функций при этом даже улучшается.

Резкие изменения в состоянии одного из членов группы и стрессовые ситуации являются провокаторами АС. Статистические данные, полученные на основе анализа НС говорит, что в 13% случаев они возникали при заболевании кого-либо в группе; 24% случаев, приводивших к НС, происходили из-за недооценки состояния заболевшего или пострадавшего. То есть группы действовали, не принимая во внимание возможность развития ситуации в худшую сторону. 46% случаев произошли в связи с нарушением маршрута или графика движения, что сыграло дезорганизующую стрессогенную роль.

Ликвидировать все источники стресса невозможно, а максимально компенсировать их влияние - просто необходимо. Первый путь для этого - укрепление эмоционально-волевой устойчивости. Для этого в тренировки и учебные занятия рекомендуется вводить те раздражители и помехи, с которыми можно столкнуться в реальной обстановке. И конечно, нужно вести учет стрессоров, контролировать их действия на участников группы, чтобы своевременно выявить и предотвратить дистресс. Контроль и самоконтроль состояния альпиниста дают возможность до появления предрасположенности к ошибкам заметить психологические сдвиги. Если участник группы, например, становится более критичным к действиям партнеров, чем к своим - не следует спешить и «ставить его на место».

6. Предельные состояния под воздействием стрессоров

Спасательные акции, работа на сложных маршрутах – это деятельность, когда альпинист должен действовать с максимальным напряжением физических сил и психики. Такой режим может быть достаточно коротким, а может длиться многими сутками. В результате возможны предельные реакции организма, готовящие его к наиболее эффективным затратам энергии. Предельная реакция организма не зависит от источника эмоций, ее признаки: прекращается деятельность пищеварительных органов, уменьшается приток крови к желудку и усиливается к органам, непосредственно участвующим в мускульной работе, увеличивается сила сокращения мышц сердца, дыхание - глубже, расширяются бронхи, быстрее восстанавливается работоспособность утомленных мышц и, наконец, мобилизуется сахар в крови. Подчас мгновенные изменения служат одному - подготовке организма к взрывной затрате энергии, могущей потребоваться (или уже расходуемой) при страхе, ярости, боли.

Страх. «До смерти напугался», «Во рту пересохло», «Остолбенел от ужаса» - всем нам знакомы эти и многие другие подобные определения признаков страха. По мере усиления страха его формы принимают вид тревоги, испуга, ужаса, паники. Человек в такие мгновения часто или не в состоянии реализовать решения, или вообще не знает, как надо поступить.

Плохой сон, томительная тревога - все это хорошо знакомо альпинистам перед выходом на маршрут. Они страдают и скрывают это состояние от товарищей. Подобная умеренная стрессовая реакция нормальна - она повышает готовность к возможным завтра неожиданностям. Это своеобразная «предстартовая лихорадка». Иногда, кажется, что не спал всю ночь. Но если удалось лежать неподвижно и потихоньку думать о чем-то приятном - цель будет достигнута - отдых состоится. Подавлять полностью подобное состояние опасно – его заменит расслабленность.

Главный путь борьбы со страхом - это знания. Порой бывает достаточно простого предупреждения о возможности встречи с тревожными явлениями, и что пугаться не следует. Реакция будет более осмысленной, более правильной. Страх возникает, когда стрессоры появляются внезапно и ставят человека перед своеобразным психологическим барьером. Для спортсмена страх или испуг, своего рода помеха, которая снижает уверенность, замедляет реакции и снижает их точность. А неуверенная работа на маршруте способствует, в свою очередь, появлению новых отрицательных эмоций, никак не соответствующих обстановке. Круг замкнулся.

Если проблема возникла впервые, требуется решить две задачи: «что делать?» (выбор цели) и «как действовать?» (выбор средств и способов). На первую идет расход волевых усилий, подавления сомнений и неуверенности: преодолевать или отступить? При наличии опыта эта задача упростится или полностью снимется. Вторая задача решается буквально по пословице – «Лучше ум хорошо устроенный, чем хорошо наполненный». Накопление опыта - это не только перебор стандартных ситуаций, но и формирование некоего комплекса знаний, дающего новый уровень: способность принимать решения в абсолютно новых для себя условиях, неожиданных ситуациях.

Сильный страх может парализовать сознание и привести к нелогичным, противоречащим здравому смыслу действиям. В альпинизме имеется много подтверждений этому. Например, когда при срыве на ледово-снежных склонах человек не предпринимает никаких попыток к самозадержанию. Вспомним, как чаще всего обучают самозадержанию. Выбирается пологий, с ровным выкатом склон. Участник ложится на него, начинает потихоньку скользить и по команде инструктора тормозит («зарубается») ледорубом. Все. Прием отработан. Очень часто даже на словах никто никому не объясняет, что нет ничего общего между этой отработкой приема и реальными условиями срыва. В протоколах анализа аварий читаем: «У него проскользнули ноги, он упал, заскользил по склону, не делая попыток к самозадержанию», «Участник потерял равновесие, упал на бок и поехал вниз, улыбаясь и не пытаясь задержаться». Наверно эта самая улыбка падающего человека и объясняет все. Он инстинктивно выполнил всю программу действий, которой его обучили. Вначале скользил, но склон, по которому он только что так легко шел, при срыве вдруг оказался намного круче, скорость выросла ошеломляюще быстро ... Полное отсутствие страха, пока он шел по склону и скользил в первые мгновения, сменилось полным оцепенением.

Решение проблемы парализующего страха (а это явление встречается не только при срыве на льду и снегу) – цель практической отработки приемов «как на настоящем восхождении». Это касается и крутизны склона, и всех этапов срыва, включая проскальзывание, падение из-за зацепления кошкой за ботинок или брючину, потерю равновесия из-за неправильной постановки ноги, падения вниз головой по склону и т.п. Акцент переносится на выполнение приемов самозадержания не после набора скорости, и даже не в момент, когда альпинист только прикоснулся к склону боком или спиной, а уже при потере равновесия! В этом случае он будет на полмгновения энергично опережать события, а не пытаться догонять их или выходить из развившейся АС. Это должно входить в норму проведения занятий. Но, конечно, при надежной страховке или так, чтобы при учебном срыве «как по – настоящему», участник не получил травм.

В принципе, страх может овладеть человеком и при длительной, изнуряющей и опасной работе. Но особенно возникновению страха способствует одиночество. Чувство страха может возникнуть от взгляда вниз, в глубину.

Чувство одиночества и страха знакомы и альпинистам, совершающим восхождение даже в составе группы. Очень неуютно чувствует себя замыкающий, когда ему в одиночку приходится многие часы выстаивать в холод и жару, протягивать веревки, выбивать на отвесе множество неподатливых крючьев. Прием против страха универсален: работа, даже изнуряющая и продолжительная. И еще - плечо друга, если, конечно, у вас не «соло» восхождение или вы не в форс-мажорной ситуации.

Анатолий Овчинников и Вячеслав Онищенко, подойдя к знаменитому «колодцу» на стене Пти-Дрю, вспомнили слова альпиниста-одиночки Вальтера Бонатти:

«В поисках выхода я пробую траверсировать вправо, но через несколько метров чувствую, что начинаю бледнеть... Вот уже около часа я стою здесь, полностью парализованный, прицепившись к единственному крюку, страхующему нас - рюкзак и меня - в этом безмолвном окружении».

Они заглянули на дно «колодца» и сказали:

«Да... здесь одному... невеселые придут размышления... вдвоем, конечно веселей, на ночь прижмемся спинами друг к другу и теплее и поговорить есть с кем... в одиночку ходить неинтересно».

Но одно дело, когда «страшно», а другое - когда «неинтересно». И если страшно, очень полезны элементы самовнушения, саморегуляции:

«Хватит паниковать! Взять себя в руки! Другим сейчас труднее! Я спокоен!».

Вмешательство с целью саморегуляции лучше начинать раньше, чем начнется стресс.
Бесстрашие в альпинизме не означает борьбу со страхом на всех фронтах. Особенно если учесть, что совершенно бесстрашных людей нет, а если кто так и говорит о себе - он просто далеко не умный человек. Слабая доза страха даже полезна - она способствует защищенности человека.

«Если возникло сомнение - а не пора ли забить крюк? - бей его, не задумываясь, бей!» - сказал один из альпинистов.

Не тот каскадер, кто храбро съезжает со стога сена, а тот, кто предварительно проверит, а не стоят ли под стогом вилы.

Бороться следует с тем страхом, что нарушает надежную работу.

Боль. Из всех известных человеку ощущений только боль связана с безусловно отрицательными эмоциями. Она наш и тиран, и благодетель. Именно боль предупреждает о грозящей опасности: обморожениях, ожогах, повреждениях мышц и внутренних органов. Замерзли пальцы, потеряна чувствительность - человек вынужден заниматься изнурительным, порой выматывающим трудом - непрерывно шевелить пальцами, не забывая про них и невольно отвлекаясь от основной работы.

Устраняя источник боли, мы способствуем сохранению целостности организма. Часто это делаем инстинктивно. И альпинисту надо помнить, что в любой момент он может непроизвольно отдернуть руки: от случайного удара пришедшего сверху камня, от ожога о веревку, от укола. Сознание в этом не участвует - сигнал поступает непосредственно от спинного мозга. Именно поэтому категорически недопустима страховка без рукавиц.

Боль может ошеломить, побудить к непредвиденным поступкам. Можно сорваться со скал от невыносимой боли в мышцах. Она может даже подавить инстинкт самосохранения, если воля человека не натренирована на ее преодоление. Но вот боль выполнила роль первого сигнала - предупредила о грозящей опасности. Если организм поврежден, то боль превращается в страдание. Например, повреждены мышцы, человек ограничивает подвижность конечности, вовлекает другие мышцы в работу, оберегая поврежденную. Непрекращающаяся боль продолжает подавать сигналы тревоги - работа организма дезорганизована. Сильная боль приводит к изменениям психики - появляется чувство страха и тревоги. Очень сильная боль может вызвать болевой шок - а это уже прямая угроза жизни. Значит, нужно уметь по возможности управлять болью, понимать ее сигналы, уметь снимать ее.

Спортсменам наиболее знакома боль перетружденной мышцы. Она не от дефицита кислорода, как часто думают, а от скопления продуктов обмена. Значит, после тяжелой мышечной работы нужно улучшить отток из мышц. На привале надо сесть или лечь так, чтобы ноги были выше туловища, но ни в коем случае не стоять неподвижно! Быть активным на биваке - перенести нагрузки на те мышцы, которые не принимали участия в тяжелой работе. Да и сами страдающие мышцы быстрее восстанавливаются при слабой, массирующей их нагрузке. Весьма полезен легкий, успокаивающий самомассаж.

Боль внутренних органов. Это другой вид боли. Если вначале заболевания органы не подают сигналов тревоги, то затем с появлением болей, сигнал опасности требует немедленных действий. Превозмогать внутренние боли, а тем более - игнорировать их, опасно. При контроле над динамикой болевых ощущений надо помнить, что не всегда орган сам подает сигнал тревоги. Есть отраженная боль: при поражении диафрагмы - болит область затылка или лопатки; при почечной колике - яички и область грудины; иногда зубная боль отражает заболевание печени, желудка и желчного пузыря. Ангина с резкими болями часто провоцирует сердечную недостаточность.

Опыт и врачи советуют - никакого самолечения. Если заболевание произошло в высокогорной зоне, прежде всего нужна консультация с врачом по радиосвязи. Получив консультацию - строго выполнять ее. К признакам заболевания, появившимся еще дома, не относиться, как к досадной помехе. Один из сильнейших альпинистов страны, дома часто страдал от головной боли, но продолжал интенсивные тренировки и активно готовил себя к высотному восхождению. Когда на восхождении у него внезапно нарушилась деятельность головного мозга, товарищи по команде ничем не могли ему помочь. Возникает и этический вопрос: следует ли подвергать опасности своих товарищей, свидетельство ли это личной надежности?

Болезни внутренних органов еще и коварны – боли от них могут временно замолкать, особенно в столь долгожданные короткие периоды пребывания в горах. Человек как бы забывает о своих «болячках»! Но болезни на самом деле только притаились. И со снижением положительных эмоций они обязательно напомнят о себе.

Болью можно управлять - это из сферы самовнушения. Отогнать боль нельзя. Помочь может только отвлечение. Лучше, чтобы оно было направлено на какое-то волевое усилие. К примеру, заставить себя дышать ровно, с повторением фраз: «дыхание...» (вдох) «свободное...» (выдох). И пусть для вас ровное дыхание сейчас будет самым-самым важным. Важно стать хозяином над своими страданиями, а не быть их пленником.

Мощность воздействия психологического фактора на организм в целом сегодня не является секретом. Установлена связь душевного состояния человека с длительностью эндокринной системы (выделение гормонов при стрессе), с активностью иммунной системы, свертываемостью крови, процессами регенерации тканей. Профессиональный психологический подход к решению наисложнейших задач, встречающихся альпинисту, обуславливает повышение его надежности, более спокойную реакцию на трудности, он меньше подвержен сильным и затяжным стрессам. Меньше становится жизненных ситуаций, при которых происходит излишний выброс в кровь гормонов, снижающих активность, сопротивляемость, способность к преодолению трудностей, старение организма.

К приемам саморегуляции можно отнести:
- отвлечение внимания от собственных переживаний, переключение его на внешнюю деятельность;
- изменение содержания ощущений: «не так уж и холодно», «неплохо было бы поесть» и т.д.;
- изменение направления мыслей;
- использование специально подобранных словесных формулировок обращенных к себе и направленных на поощрение и мобилизацию;
- сочетание перечисленных приемов с дыхательными и двигательными упражнениями на расслабление или активацию.

Конечно, у каждого альпиниста должен быть свой, индивидуальный, комплекс приемов с учетом своей нервной системы, опыта, интересов.

Состояние партнера можно регулировать, воздействуя на его эмоциональную сферу - поощрением, шуткой, поддержкой. Но это фон. Действенным будет решение проблем по существу. Например, реакция стресса снижается, если:
- уменьшить стоимость цели (например, если один из стрессоров - опасение за потерю снаряжения, то распределить однородное снаряжение и продукты по разным рюкзакам);
- выявить ранее отсутствовавшие резервы сил, умения, времени, работоспособности (либо подчеркнуть, что имеющихся резервов вполне достаточно для решения проблемы восхождения).

7. Психофизиологические качества

Исследуя обстоятельства различных происшествий, ученые пришли к выводу, что имеется определенный набор качеств личности, определяющий ее предрасположенность к ошибкам, авариям или, наоборот, к надежной работе. Знание некоторых особенностей качеств личности может позволить проводить работу по отбору, воспитанию и оптимизации работы надежно действующих альпинистов. Базой для понимания свойств личности выступает темперамент, определяющий тип высшей нервной деятельности и проявляющийся в поведении человека.

Тип нервной системы человека зависит от сочетания свойств нервных процессов. Преимущественную принадлежность к тому или другому типу (сангвиник, флегматик, холерик, меланхолик) можно определить, наблюдая за чертами человека – см. рис.4 и 5..


Рис.4 Типы, черты человека

Рис.5. Круг характеров человека по А.А.Айзенку.

Темперамент проявляется и в способности человека к обучению. Сангвиник, например, легче воспринимает учебный материал, чем флегматик, но быстрее забывает его. Сангвиник совместим с любым темпераментом, но лучше всего - с другим сангвиником. Для холерика и флегматика благоприятно сочетание с любым другим типом, но не себе подобным. Плохая совместимость в тех парах, где оба или чрезмерно общительны, или оба замкнуты. Темперамент влияет на один из показателей надежности альпиниста - помехоустойчивость. Лиц с высокой помехоустойчивостью характеризует большая сила возбудительных и тормозных процессов, умеренная тревожность, устойчивость внимания и самообладания. При средней помехоустойчивости на первый план выступает уравновешенность нервных процессов, смелость и настойчивость. Они увеличивают остроту восприятия, двигательных и мыслительных процессов, но и снижают точность действий. Лиц с низкой помехоустойчивостью отличает повышенная тревожность, повышенное нервное возбуждение, слабость нервных процессов. Происходит ухудшение актов восприятия, внимания, движений и мыслительных процессов и даже распад связей между ними [10].

Для повышения помехоустойчивости можно создать свою индивидуальную систему тренировок, вводя в них искусственные помехи. В качестве сбивающих факторов можно выбрать: неблагоприятные погодные условия, рельеф, который требует непрерывного внимания (средние и крупные осыпи, бег вниз по склону – «сухой» слалом), одним словом - создавать условия для нарастающего утомления, включающие и рискованные ситуации. Понятно, что подобные тренировки вряд ли серьезно изменят базовые свойства нервной системы, это, скорее, будет наработка стереотипов, микропрограмм по самоорганизации структуры личности.

В обычной жизни темперамент, как правило, ярко себя не проявляет – его маскируют и воспитанность, и интеллигентность, и артистизм, если хотите. Но в опасной ситуации, когда действия должны быть мгновенны, эта маскировка уходит на второй план. Именно поэтому важно знать свой тип нервной системы, знать, на что способен организм в критической ситуации. А лучшие природные качества продуктивно развивать.

Возраст человека. На безопасность существенно влияет возраст человека. Так, у мужчин в возрасте 15-25 лет причиной тяжких травм являются НС из-за опрометчивых поступков. Стремясь к скорейшему самоутверждению, они часто форсируют развитие отдельных навыков и могут при этом упустить требования к системе качеств надежного альпиниста. В юности молодой человек прислушивается к своим ощущениям больше, чем к интересам своих товарищей, а под влиянием «мышечной радости» иногда и вообще ни к чему не прислушивается. На этот период, период первых самостоятельных восхождений, к тому же накладывается и первый «пик травматизма». Его назвали первичной беспечностью.

С возрастом происходит и рост психологической защищенности. К 40 годам у человека наступает гармония интеллекта и физических сил. И, как правило, бывает и солидный стаж занятий альпинизмом. Но по мере накопления опыта альпиниста подстерегает вторичная беспечность, обусловленная переоценкой своих возможностей, снижением уровня эмоций в обыденных ситуациях (результат - расслабленность). При этом значительной опасности подвергаются спортсмены, ускоренно «выросшие» в альпинизме. Они не успевают «переварить» все новое, не успевают превратить его в сплав возрастной мудрости и внезапно обрушившихся на них новых и новейших знаний и навыков. Известно, что с возрастом у человека часто развивается так называемый догматизм мышления – неспособность воспринимать адекватно внешнюю информацию. Догматикам еще сложнее, они не могут в полной мере оценить свои ошибки или ситуацию им предшествующую.

«Женская проблема». Надежность женщин в горах в целом выше, чем мужчин. Женщины более осторожны, концентрация внимания у них более длительна. Они быстрее и увереннее определяют требуемые приемы страховки и обеспечивают рывок в более узких пределах разброса, чем мужчины. Это выводы аналогичных и независимых испытаний, проведенных в свое время на страховочных стендах в УМЦ «Эльбрус» и в альплагере «Узункол». В тоже время под влиянием стрессоров и утомления защищенность женщин существенно снижается. Они более чувствительны к социальным конфликтам, организационным неполадкам. При этом они быстро замыкаются в себе или чрезмерно активно хотят решать возникшие проблемы. К сожалению, они более склонны к сокрытию болезненных состояний. Безопасные условия для женщин в группе создаются спокойным психологическим климатом. То, что иногда называется «проблемой женщин в альпинизме», есть не что иное, как «проблема отношений мужчина-женщина», но только перенесенная в условия гор.

Август 1974 года. Сборная команда альпинисток страны при восхождении на пик Ленина попадает в сложнейшие погодные условия. Ураганный ветер рвет палатки. Группа остается один на один с высотой, морозом и пургой. Девушки гибнут одна за другой. По связи вниз поступают сообщения о гибели альпинисток и о том, что им так холодно. Примерно в полночь 8 августа был последний прощальный выход в эфир…

Трагедия женской сборной команды на пике Ленина [12] - это только ошибка мужчин, решивших административно-запретительными методами снизить... опасность для женщин. Когда трагедия уже произошла, стали припоминать, что команда отличалась повышенным чувством достоинства. Например, при восхождении на пик Коммунизма они шли по глубокому снегу по «целине», демонстративно усложняя условия восхождения для себя, хотя рядом были ступени натоптанные другими группами. Добавим лишь, что и мужчины-выпускающие, и руководители, вероятно, могли обеспечить подстраховку (но этого не было сделано). Уже в пике урагана к девушкам пытались пробиться японцы и американцы, находившиеся на склонах вершины, но было катастрофически поздно…

Известная французская альпинистка Клод Коган как-то давно-давно отметила, что, видя женщину в мужском альпинистском коллективе, можно с уверенностью сказать, что у нее не все в порядке на личном фронте.

Повторность аварии. Это, оказывается, достаточно устойчивое качество человека. Неважно, был ли кто-то объектом аварии, причиной аварии или участником аварийной группы. Это может быть участие в спасательных или транспортировочных работах, состояние под впечатлением несчастья с его другом или товарищем. Прежде всего, это может быть не прошедшая психическая травма. В первые часы после аварии человек может совершать ошибки в простейших приемах страховки или движения. Предрасположенность к повторности может отражать стиль конкретного человека, подверженного микротравмам, одинаковости технических ошибок и т.п. Повторные ошибки одного уровня могут быть следствием наработанных или нестабильных навыков.

Повторность - удел не только отдельной личности - подвержены этому явлению целые коллективы. Но это уже разговор о дефектах учебно-тренировочного процесса или об общей идеологии коллектива.

Физическая подготовленность. От нее не в малой степени зависит способность группы управлять темпом движения и, таким образом, избегать воздействия некоторых опасных факторов: ухудшения погоды, спешки из-за упущенного времени. Плохая физическая подготовка участника группы ложится нагрузкой на его психику и влияет на общий климат в группе. Вероятность совершения ошибки повышается даже в самых простых случаях. Каждый из нас может оказаться слабее других, но для альпинистского коллектива важен не только уровень подготовки, но и толерантное отношение к более слабому (если такой оказался в группе). Здесь нужно умение принимать правильные решения, и принципиальное отношение этого «слабого» к собственной спортивной форме. Если это не система, а случайность – это одно (с кем не бывает!), если не случайность, а система – надо подумать, а надо ли ему вообще ходить в горы.

Специализация в других видах спорта. Достижение высоких результатов в других видах спорта ведет к глубоким изменениям в организме спортсмена. Боксеры, борцы, баскетболисты и представители других так называемых «взрывных» видов, намного хуже воспринимают многочасовую нагрузку, характерную для деятельности в горах. Сердечно-сосудистая система требует к себе повышенного внимания, особенно в дальних переходах и во второй половине дня (пульс). В состоянии утомления они переходят на рывковый, рваный ритм движения, привычный для их организма, но не подходящий для альпинизма. Для горных туристов характерны трудности привыкания к более жесткой альпинистской дисциплине, у них могут быть и трудности с проблемой собранности и внимательности на страховке.

Скалолазание. Взаимоотношение скалолазания и альпинизма - до сих пор сложная и неоднозначная проблема. Например, скалолазание вырабатывает высочайшую психическую устойчивость к особо сложным, предельным условиям. Но оно является лишь моделью горовосхождения. Для скалолаза срыв на маршруте – «рабочее состояние». В его тренировочном процессе есть прием – «бежать до срыва», т.е. двигаться вверх по скале максимально быстро, пока не сорвешься. И так раз за разом, «отодвигая» свой финиш к верхнему канту стены. Но при этом скалолазы полностью защищены верхней судейской (или тренерской) страховочной веревкой.

Для альпиниста - это все из области чрезвычайного происшествия, подвергающее сомнению способность человека работать первым в связке. У скалолазов нет, к примеру, проблемы «живых» камней - трасса для тренировки или соревнований заранее очищена, промаркирована, пункты страховки обозначены и т.д. Для горовосходителя на маршруте нет точек, которые не требовали бы предварительной проверки, прежде чем ее нагружать рукой, ногой или страховкой. По этой же причине многие скалолазы неуверенно чувствуют себя на заснеженных или заледенелых скалах, на разрушенном скальном рельефе. Для скалолазов должна быть обеспечена своя адаптация к горам, где привычные для них стереотипы разрушаются и заменяются другими, альпинистскими, к которым надо срочно привыкать. Самым сложным для скалолаза в адаптации к условиям реальных гор является проблема замены быстроты личного движения на быстроту организации страховки, на поиск нужных мест для забивания крючьев, на четкое взаимодействие в связке и между связками. Поэтому для горовосхождений от скалолазания можно брать лишь то, что полезно для особенностей альпинизма и решительно отвергать то, что снижает надежность и безопасность.

Именно здесь необходимо вспомнить имена выдающихся альпинистов, которые успешно совмещали высокие результаты в различных классах восхождений с не менее высокими достижениями в спортивном скалолазании. Это Михаил Хергиани и Юрий Черносливин, Борис Кораблин и Виктор Маркелов, Людмила Кораблина и Рахиль Горлаева, Шалва Маргиани и Вацлав Ружевский, Сергей Бершов и Валерий Балезин и еще многие другие. Следует отметить, что все они первоклассные инструктора и организаторы альпинизма.

Для преодоления указанного синдрома, полезны тренировки на скалах каменных карьеров, стенах заброшенных зданий - везде, где есть «живые» и заснеженные камни. Полезны специальные учебные восхождения на скорость, но с частой забивкой крючьев, организацией пунктов страховки или спусков с пересадкой.

Большую пользу могут дать тренировки в ледолазании. Оговоримся сразу – не все то, что характерно для спортивного ледолазания может быть пригодно на маршруте восхождения. Приемы работы с ледовым инструментом, более техничная работа на кошках, выбор микрорельефа для движения – это все может стать хорошим подспорьемв высоких горах.

Общая культура. Более высокой надежностью характеризуются альпинисты, у которых шире и разнообразнее потребности. Они меньше подвержены эмоциональным перепадам при малейших неудачах, устойчивы к синдрому достигнутой цели. Они легче ориентируются в незнакомой обстановке. Как правило, они одинаково хороши на основной работе и в альпинизме. Более того, успехи и продвижение на работе - преимущество именно этой категории. Культура управляет действиями человека через представление о ценностях, о приемлемых и не приемлемых нормах поведения, выполняет стратегическую функцию в отличие от тактической и даже оперативной функции контроля. И хотелось бы подчеркнуть: именно культура, а не диплом об образовании.

Бесстрашие. Храбрость означает и повышенную склонность к риску. Храбрость снижает надежность, если она способствует ускорению или облегчению работы в ущерб точности. Смелый: в опасной ситуации сохранит спокойствие. Отважный: может длительно работать в крайне тяжелых и опасных условиях. Мужественный: долго работает в крайних и опасных ситуациях. Знаменитый летчик-испытатель Марк Галлай как-то сказал:

«Осторожность - непременная и едва ли не лучшая часть мужества».

Оптимизм. Это спутник высокого психологического тонуса. Ученые отмечают, что оптимизм вообще оказывает сильное влияние на надежность работы. Квалифицированный альпинист отличается признаками психологии победителя. Менее надежен тот, кто чувствителен к трудностям, кого чаще посещает плохое настроение, кто склонен к подчеркиванию недостатков у других, к поиску объяснения причин неудач, но не собственных недостатков [10].

Юмор. Диапазон юмора у альпинистов весьма широк. Если человек обладает тонким чувством юмора, то даже в не самой простой для себя ситуации найдет ему место:

Альпинист прошел сложную стенку. Диалог: «Нам это показалось или Вам это удалось?» - «Боюсь, что да».

Игра. Но игра с глубоким смыслом. Прошел акт снятия напряжения, разрядки обстановки.

Юмор - спутник ясного мышления. Юмор помогает разрушить пессимистическое и догматическое восприятие обстановки на маршруте, состояния товарищей и своего собственного. Преодолевается нежелание перепроверять кажущееся очевидным. Отмечено, что люди, уверенные в своей непогрешимости, в большинстве своем обладают слабым чувством юмора. Психологи тонко отметили, что наличие в группе одного остряка повышает вероятность правильного и быстрого решения неразрешимых задач.

Самоуверенность, неуважение, малая чувствительность к другим, обособленность, недисциплинированность, критичность к партнерам и обстановке, агрессивность, неприятие правил и прочих ограничений – люди, у которых есть хоть одно из отмеченных качеств, весьма предрасположены к аварии.

Цитировавшийся нами автор [10] предложил искать зону психологического комфорта в поведении на основе «альтруистического эгоизма»:

«Думай о себе, но будь необходимым для других - и ты добьешься расположения к себе».

Но напрашивается и другая поговорка, говорящая о том же, но с оттенком юмора:

«Будь проще и к тебе потянутся люди».

8. Знания, умения, навыки

Квалифицированный альпинист хорошо ориентируется в знаниях, как конкретных, так и довольно абстрактных, но необходимых для решения нестандартных ситуаций. Это означает, что он готов к тончайшим действиям в любой обстановке и любом состоянии.

Мы уже говорили, что под влиянием факторов дезорганизации: утомления, стрессоров, помех - происходит нарушение тонких функций организма человека. Но именно в этой зоне «находятся» и специализированные навыки. Эти нарушения ведут к техническим и тактическим ошибкам. Причем навыки разрушаются не все сразу, а обратно пропорционально глубине усвоения.

Первый уровень – знание. Глубина усвоения учебного материала. Это информированность о приеме, об элементе ситуации и о действиях в конкретных условиях.

Второй уровень – умение, т.е. способность воспроизведения приема, анализа ситуации и практического влияния на нее.

Третий уровень - навык - способность продемонстрировать знание и умение с высокой скоростью и повторяемостью, даже в экстремальных условиях. Каждый выработанный навык помогает человеку развиваться в целом, а его психика тренируется к работе в разнообразных условиях.

Все варианты предусмотреть невозможно. Но, обучаясь решению отдельных задач, человек тренируется в решении определенного класса задач, тренирует свое оперативное мышление, способность на базе имеющихся навыков формировать новое умение для новых условий.

Условия выработки умения должны по возможности исключать имитацию, но полностью соответствовать требованиям правильного выполнения приема. Например, отрабатывая прием страховки на страховочном стенде, страхующий организует самострахровку независимо от того, стоит ли он на полочке над отвесом или все его действия происходят у подножья на траве. Никогда не изменив в жизни этому правилу, он в дальнейшем просто не сумеет работать без самостраховки. И не потому, что будет это помнить, а потому, что он другому не обучен и, что это «вошло в его кровь», стало его сущностью.

Пример. Поднимаясь по маршруту 3Б к.с. на Доломитах (Узункол, Зап. Кавказ), после отдыха на большой полке, ведущий уходит в широкую щель, а партнер в это время разбирается с веревкой. У первого молоток и крючья в рюкзаке, а у второго - ни страховочного крюка, ни крюка для самостраховки, петли свободной веревки просто накинуты на руку и сбрасываются по мере продвижения ведущего вперед. На выходе из щели, это уже около 10 м пройденных без промежуточных крючьев, первый срывается и падает на полку, скатывается с нее и летит дальше вниз по стене. Связочная веревка намертво захлестывает руку страхующего, срывает его с места «страховки», и тот улетает вслед за партнером.

Образ правильно выполненного приема тогда западает в душу, когда он проверен на прочность: забитый крюк проверяют сбрасыванием груза на учебных скалах или по впечатлению тех, кто его выбивает. Подобная проверка как на скорость забивки, так и на прочность, создавая обстановку соревнования и интереса, наглядно показывает разницу между хорошо выполненным приемом или его «обозначением», имитацией.

Хороший тренировочный эффект дает такой методический подход: новый прием после начального обучения повторить с высокой скоростью, перемежая выполнением в замедленном темпе. Это сохраняет напряженный самоконтроль и уменьшает вероятность лишних и ошибочных движений. Задача тренера при этом состоит в том, чтобы показать ученику его успехи или на что ему следует опираться для совершенствования, делать анализ допущенных ошибок. Знания и умения становятся более прочными, надежными, если во время тренировки обучающиеся будут сопровождать словесным проговариванием все свои действия.

Для надежной работы в горах недостаточно иметь просто некоторый уровень знаний и умений. Каждый прием должен быть усвоен до уровня навыка и динамического стереотипа.

Если учесть, что во время восхождения человек выполняет одновременно большое количество мыслительных операций и технических приемов, то станет понятной эта необходимость. Человека выручает ценное свойство - умение мыслить на двух уровнях: сознания и подсознания.

Динамический стереотип дает альпинисту большие преимущества. Сознание обращено на конкретную работу. Подсознательные процессы (переключение внимания) осуществляют контакт с окружающим миром и внутренним состоянием. Они же обеспечивают немедленную, заранее отработанную реакцию на внешние сигналы. Такие навыки отличаются высокой устойчивостью в экстремальных условиях.

Регулярно проводимый анализ АС и НС показывает причиной происшествий у многих альпинистов была слабость основополагающих технических навыков, которые надо систематически закреплять. Это:
- работа с веревкой (сматывание, укорачивание, перебрасывание, сбрасывание);
- забивка скальных крючьев, установка закладок;
- страховка при одновременном движении связки по скалам;
- задержание «сорвавшегося» на снегу, льду и скалах (стендовые занятия);
- спуск по веревке с пересадкой;
- подъем пострадавшего на отвесе или из трещины.

В особо сложных условиях, в состоянии сильного утомления, когда требуется высокая аккуратность и ответственность, полезно вновь перейти к самоконтролю по элементам и даже к дублирующему проговариванию выполняемых действий.

Имея прочные навыки восприятия и мышления, человек способен понять проблему и найти ее решение по неполным данным. Любое, самое простое, действие в горах предваряется мыслительной работой, которая имеет такие стадии: анализ, классификация, синтез и принятие решений.

Анализ. Отсюда начинается первичное ознакомление с приемом, планирование восхождения, встреча с задачей. Здесь мы получаем ответы на вопрос: «Что это такое и важно ли оно для меня?»

Классификация. Упорядочивает получаемые знания и умения, помогает выявить связи между наблюдаемыми фактами - причинно-следственная цепочка. Отвечает на вопрос: «Что общего у нового факта с другими, уже известными мне?».

Синтез. Творческая операция. Готовя тактический план восхождения, моделируя возможные в нем ситуации и совершая само восхождение - каждый участник группы синтезирует образ ситуаций, в которой находится он сам, партнер по связке, вся группа. Синтез отвечает на вопрос: «Что следует ждать в данной ситуации?»

Принятие решения. Отвечает на конкретные вопросы: «Что делать?», «Кому делать?», «Как и когда делать?».

Со временем технические и тактические навыки сливаются в единую систему, образуя безопасный стиль деятельности, который становится навыком, превращающимся в привычку и потребность.

Лозунги, уговоры и агитация зачастую не достигают цели. Наказания малоэффективны. Иногда лучше дать безопасную возможность ощущения последствий недостаточно надежной работы. На одном из скалодромов тренирующиеся все чаще стали спрыгивать на маты до окончания маршрута. Увещевания не помогали. Убрали маты. Прыжки и срывы полностью прекратились.

Можно без преувеличения сказать, что одним из сложных и ответственных навыков в альпинизме является навык страховки. Срыв всегда редок, но он предельно неожидан. Страхующий должен обладать вниманием особого порядка. Требуется сочетание концентрации (умение не отвлекаться) и распределения (умение делать одновременно несколько дел) внимания. Для поддержки концентрации внимания можно посоветовать такой набор приемов:
- принять удобную позу;
- не разглядывать посторонние предметы, а скользить взглядом по ним на требуемый объект;
- наблюдая за двигающимся наверх или уходящую к нему веревку, пытаться мысленно помогать ему;
- пытаться предугадывать события, задавать себе неожиданные вопросы;
- держать себя в состоянии активности, но не суетиться;
- время от времени понемногу перебирать веревку, выдавая и выбирая ее, чуть-чуть перемещаться на пункте страховки. Это позволит уменьшить вероятность мгновенного перехода от полной неподвижности и расслабленности к предельному напряжению, если срыв все же произойдет.

Для тренировки рекомендуется научиться без напряжения выполнять одновременно различные формы работы: воспринимать и двигаться, воспринимать и мыслить, мыслить и двигаться. Полезна несимметричная гимнастика: одна рука пишет в воздухе одно слово, а другая - другое: описывает круг, а вторая - квадрат и т. п.

Знания и умения – это основа личного опыта. Но в него входят и ошибки, а точнее - практические выводы, сделанные при анализе ошибок. Личный опыт представляет собой малую часть опыта, накопленного обществом альпинистов. Возбуждать и поддерживать интерес к общему опыту через сопоставление со своим навыком, кроме воспитательной это отличная образовательная идея. Поддерживать непрерывность контактов поколений и преемственность традиций. Важны «школы» секций и федераций альпинизма. И конечно - передача опыта от старших к младшим (это всегда больная проблема). Лучший способ передачи - обсуждение вариантов событий на равных с младшими партнерами по группе, коллективу.

В книге «Эверест-82» Юрий Рост дал предельно точную характеристику высшего мастерства альпиниста, капитана команды Валентина Иванова: «Он обладает богатым высотным опытом. Он хорошо прогнозирует ситуации. Обладает стратегическим мышлением. Он лидер с большой буквы» [13]. В. Иванов был членом секции «Буревестник», одной из мощнейших альпинистских секций того времени.

Стратегическое мышление включает в себя и интуицию - мгновенное понимание или осознание ситуации без подключения рационального мышления. Но интуиция не подведет, если предварительно собираются факты, и им дается своя сознательная оценка. Интуиция работает путем бессознательного комбинирования фактов, хранящихся в памяти.

9. Мотивы деятельности и установка на надежность

Побудителем действий выступает потребность. Для удовлетворения потребностей мы выбираем цели. Выбор целей - определяется мотивами. Для понимания причин ошибок и нарушений правил безопасности, следуя классификации [7], опишем возможные мотивы, проявляющиеся при занятиях альпинизмом.

Мотив выгоды. Выгода может быть материальной: участие в спортивных сборах, оплата работы инструктору - или моральной: самоутверждение, престиж, спортивная гордость. Информация об оценке работы усиливает мотив в нужном направлении, поощряет активность человека.

Мотив удобства. Это стремление решения задачи с меньшей затратой сил и времени. Правильно развитые навыки становятся и наиболее удобными. И наоборот - плохое освоение или неудобное средство представляются излишними, хотя они способны повысить безопасность (снежные якоря, двойная веревка, амортизаторы, тяжелые радиостанции).

Мотив удовлетворенности. Получение удовольствия от самого процесса восхождения, результата каждого действия и успехов в достижении дальней цели. Сохранение настроя на дальнюю цель повышает устойчивость спортсмена при временных неудачах и ярких успехах. В группе, где участники получают работу по душе, где между ними правильно распределены функции - мотив удовлетворенности будет высоким. Победа физическая (успешное восхождение) и интеллектуальная (проявленная решительность и предусмотрительность) - наиболее глубокое удовлетворение человека.

Мотив нивелирования тесно связан с мотивом самоутверждения. Он отражает стремление действовать так, как это принято в коллективе, и в чем то лучше, чем другие члены коллектива. Именно поэтому важно формировать правильное мнение о престижности в вопросах надежной и безопасной работы. Именно поэтому так много внимания уделяется схоженности альпинистов перед выходом на сложные маршруты. Именно во время схоженности на более простом маршруте можно (и нужно!) почувствовать нового альпиниста, как себя, увидеть и понять его предсказуемость.

Мотив безопасности проявляется во имя избежания опасностей при восхождении. Сюда входит опасение физических повреждений, материальных потерь (снижение спортивного разряда или инструкторского звания) и социальных потерь (авторитет).

Мотив ответственности (чувство долга). При его наличии общие дела, задачи или беды воспринимаются как собственные. Он ярче проявляется в экстремальных ситуациях, в условиях острого конфликта с другими мотивами.

В опасных условиях формируется динамическая установка на надежную деятельность - у человека возникает состояние готовности к встрече с наиболее вероятным источником опасности.

Наше поведение зависит от двух социальных установок - на объект (нормативное поведение) и на ситуацию (ситуативное поведение). Установка только на что-то одно может привести к неприятностям.

Пример. Командир отряда неукоснительно требовал от групп, выходящих на один из маршрутов брать с собой палатку и примус. Когда же он сам возглавил спортивное восхождение по этому же пути, он этих вещей не взял. В условиях неустойчивой погоды (чтобы не ночевать на маршруте) группа была вынуждена принять неоправданно высокий, изнуряющий темп движения. Восхождение закончилось аварией.

Ситуативное поведение, не подкрепленное принципами - опасно. Но и другая крайность не лучше. Нередки случаи, когда группы продолжают восхождение в ситуации, требующей немедленного спуска. Мотив - желание самоутвердиться и заполнить новую клеточку в разрядном нормативе. Плохая погода или слабость одного из участников восхождения во внимание не принимаются, потому что начальная установка на нормативное поведение была слишком сильна. Мотив сдвинулся на цель, а цель вытеснила мотив. Люди не могли себе позволить забыть о годе сложной подготовки и отступить от цели, до которой рукой подать.

Прочна только та установка, при которой требуемые поступки представляются, как ценные лично для человека: «Это нужно мне», «Если не я, то кто?». Именно это создает гармоничное сочетание установок на объект и ситуацию – так называемая динамичная социальная установка, в которой нет догмы, беспринципности.

Может быть, в этом и заключалась причина альпинистских трагедий 2000 года в Безенги? Нормативное поведение – участие в соревнованиях по альпинизму. Ситуативный аспект - особенно плохое состояние маршрутов, требующее особенного внимания, особенно четкой тактики, а, может и отказа от восхождений и соревнований вообще.

Вырабатывая навыки, включающие безопасное их выполнение, человек усиливает сам мотив безопасности. Мотив должен обладать привлекательностью. Плохая погода. Мотив - ускорение спуска. Восприятие альпиниста может нарушиться - принимается желаемое за действительное (может показаться безопасным спуск по более легкому пути), а событие, которое для него совсем нежелательно (возможность схода снежного оползня или лавины) покажется маловероятным.

Мотивация к выполнению простейших заданий близка к нулю. Это замечено и при начале подготовки к сложнейшим восхождениям. Максимальна мотивация - в начале восхождения и при работе на ключевых участках. Когда основные трудности позади и вершина уже «видна» - мотивация снова ослабевает.

Недопустимо нарушение согласования мотивов - это приводит к смещению целей и повышает опасность происшествия. Здесь возможно появление ложного мотива. Причем люди глубоко верят, что этот мотив направляет их деятельность в область допустимого.

Пример. Участники альпиниады Кисловодска поднялись на северные склоны Эльбруса и организовали лагерь на высоте 3600 м. Во втором часу ночи 9 человек (новички и значкисты) под руководством инструктора вышли в акклиматизационный поход на склоны вершины. К 10 часам утра они достигли запланированной высоты 5000 м. Погода улучшилась. Группа чувствовала себя хорошо и настоятельно требовала продолжить движение к вершине. Новое внезапное ухудшение погоды, отсутствие акклиматизации привели к появлению технических ошибок, срывам и гибели участника при спуске с вершины. Инструктор в этой ситуации явно потерял контроль над ситуацией. Он поддался на уговоры малоопытных (если не сказать - неопытных людей), воспользовался случайными факторами: видимое хорошее состояние участников на большой высоте после непрерывной 9-часовой работы и временным улучшением погоды. Мотив выгоды заменил мотив безопасности всего мероприятия.

Мотивы могут вступать в конфликт между собой. Выгода или удобство вытесняют мотивы надежной работы, когда частная цель очень близка. Побеждает мотив, который быстрее и легче реализуется.


Рис.6. Схема взаимосвязей мотивов и мотивации в поведении альпиниста.

При движении по снежному склону выяснилось, что ступени, пробитые накануне, подтаяли. Несмотря на предупреждение инструктора, приблизившись к скалам, участник не забил крюк. При попытке выйти на скалы он сорвался. Более высокий временной и энергетический градиент цели решил судьбу мотива безопасности. Победил мотив удобства, «проиграл» участник.

Причинно-следственная цепочка привыкания альпиниста к опасному стилю выглядит так: привыкание к опасности - адаптация к достижению результатов на грани опасности - сужение области сознательного контроля над поведением - ослабление мотива надежной работы - ослабление навыка надежной работы - повышение удобства такого поведения. Но более серьезной причиной выступает внутреннее неприятие правил и ограничений. Дэйл Карнеги [6] советует:

«Единственный путь заставить человека что-либо сделать - это сделать так, чтобы он сам захотел этого».

Работать творчески и развивать лучшие свои стороны из-под палки человек не может.

Одна из проблем альпинизма состоит в поисках путей подкрепления мотива безопасности. Но этот мотив не может быть ведущим в альпинизме. Если его сделать ведущим, то это «волков бояться – в лес не ходить», и на ледорубе надо сделать надпись – «осторожность - тоже мастерство» и повесить его на стенку. К сожалению, и мотив ответственности не может претендовать на эту роль. Это подтверждается статистикой - к моменту аварии в группе в среднем совершается до 6 нарушений правил поведения в горах и приемов безопасности.

Следуя приведенной нами выше классификации, ведущим является мотив удовлетворенности, а подкрепить в нем аспект безопасности могут и мотив нивелирования («в нашей команде так принято»), и мотив удобства, и мотив выгоды (нам выгодно оставаться здоровыми!). Но подключение этих мотивов в работу, формирование путей надежной деятельности – довольно тонкая тренерская работа.

Стимулирование надежной работы включает поощрения и наказания. Результатом стимулирования должна быть мобилизация (улучшение работы), но не расслабление. И сама «побежденная» или «покоренная» вершина - далеко не способ поощрения. Покорить вершину невозможно, равно, как невозможно покорить природу. Психология борца с природой или вершиной - опасная психология.

Великий восходитель Тенцинг Норгей по этому поводу как-то сказал:

«На вершину можно только взойти, подобно ребенку, взбирающемуся на колени к матери, внимательно прислушиваясь и к Природе, и к Себе в Природе».

Признаки закрепления опасного навыка проявляются в виде повторения однородных ошибок и нарушений. И в этом случае расползание опасного синдрома зачастую может предотвратить только наказание. Ведь опасный стиль поведения опасен не только для самого альпиниста, но и для группы в целом. Но если нарушение приносит человеку выгоду, то он пойдет на него даже под угрозой наказания.

Пример. На участке маршрута 2Б к.с., где по описанию (по сути в первую очередь!) требовалась забивка крюка, он не был забит, и группа прошла этот участок без попеременной страховки - ходом. На разборе учебно-тренировочного восхождения, на вопрос - считают ли они это ошибкой, и чем она была вызвана, ответ был более чем оригинальным: «Участок объективно опасен. Значит нужно преодолеть его как можно быстрее, не тратя времени на забивание-выбивание крючьев, и чем короче будет наше пребывание в опасной зоне, тем меньше шансов у нас сорваться». Опровергать подобную «теорию» нет нужды. Плохо то, что никакие резоны на группу не подействовали, пришлось прибегнуть к административным действиям. Группа переехала в другой район, где местное альпинистское начальство не обратило должного внимания на записи в «Книжке альпиниста» и выпустило группу на сложное восхождение, которое окончилось тяжелой аварией. На разборе выяснились близкие мотивы поведения на маршруте, что были записаны у них в «Книжке альпиниста».

Когда в коллективе создан (создается) соответствующий психологический климат, то там скорее усиливаются и мотивы надежной работы. Начинает лучше работать мотив нивелирования.

Какова же роль мотивов в развитии спортсмена? Обучение на первых этапах сопровождается психическим возбуждением и насыщено эмоционально. Трудности, ошибки, радость восхождения на вершину и первое – «вижу весь мир - он подо мной!» - все это привлекает человека. Эмоции перекрывают отсутствие опыта, информации о личных возможностях и о горах. По мере продвижения по спортивной лесенке начинает вырабатываться система навыков. Личные возможности начинают превышать требования маршрута. Эмоциональная привлекательность многих маршрутов начинает падать. Человек путем усложнения задач старается поддерживать эмоциональную привлекательность восхождения.

И в этом случае можно встретить довольно опасный стиль альпинистской деятельности. Мы условно назовем его игровым.

Его признаки:
- отклонения от маршрута, рискованные приемы передвижения, ускорение движения за счет более редкой забивки крючьев и организации пунктов страховки;
- продолжения восхождения в условиях резко изменившейся погоды.

Это все то, чем человек пытается получить (или повысить) удовлетворение, что мы называем «искать стены на тропе». Постепенно (но достаточно быстро), этот рискованный стиль закрепляется. И хоть игровой стиль внешне привлекателен, он может привести приверженцев к постоянному созданию АС.

Этому стилю можно противопоставить творческий стиль. В нем решающее значение имеет повышение чувствительности к внешним, внутригрупповым и внутренним для человека факторам восхождения. Ценны в этом отношении восхождения для схоженности с незнакомыми людьми, когда вырабатывается умение быстро, по ряду черточек в поведении, узнавать человека, прогнозировать его поведение. При этом совершенствуются навыки управления и сотрудничества, формирует психологический климат. Этот путь не ограничивает приобретение мастерства и способствует повышению интереса к каждому восхождению, как правило, вне зависимости от категории его сложности.

10. Саморегуляция, личная надежность, гармония

Слагаемые надежности человека проявляются не изолированно, а во взаимосвязи друг с другом. Любое новое свойство, приобретенное человеком в период занятий альпинизмом - это не просто отдельное умение. Происходит изменение межфункциональных связей и отношений в его психике. Альпинистская жизнь всегда производит подгонку частей того целого, что называется личностью. Без этого нет и понятия альпинизм.

Потенциальная надежность альпиниста – это то, как он работает на рельефе, организует страховку, как при необходимости задерживает сорвавшегося партнера, каков он в роли руководителя и, наконец, как он воспринимает сигналы горной природы. При этом его реальная надежность - способность подтверждать квалификацию каждым своим действием. Ведь не следует забывать, что человеку свойственны также и недостатки. Но тут, к счастью, начинает работать такой механизм, как внутренняя саморегуляция. Его эффект состоит в том, что если у человека одно из свойств развито слабее других - более сильные способны компенсировать эту слабость.

Но тем не менее слабость одних качеств (умений, мотивов), если она сочетается с очень высоким уровнем других, может стать и опасным фактором. Это не что иное, как разбалансирование свойств личности. Подобный дефект приводит к повышенной самоуверенности, такие люди на советы и рекомендации практически не реагируют.

Пример. Связка опытных скалолазов одновременно шла с взаимной страховкой по маршруту 4А к. с. В какой-то момент оба оказались на одном крюке, который вырвался при срыве одного из них. На разборе выяснилось, что они с первого раза не сдали экзамен по технической подготовке. Слабый навык страховки на фоне отличной техники индивидуального лазания породил ненадежную группу.

Анализ НС постоянно сигнализирует о пониженном уровне надежности групп, в которых участники с большой разницей в квалификации. В 44, 2% случаев в группах были разрывы в две и более ступени по разрядам от младших участников. В 60% случаев аварийные группы имели в своем составе инструкторов (почему-то твердо держится стереотип - инструкторская квалификация компенсирует отставание в спортивной подготовке). А целый ряд случаев показывает, что фактическое мастерство не соответствует формальной квалификации. Чаще обнаруживается другой, более сложный синдром - вялое или пренебрежительное отношение к безопасности со стороны действительно опытных участников группы на фоне слепой доверчивости и пассивности остальных. Особенно высокая предрасположенность к авариям создается при сочетании крупных недостатков у нескольких участников и их руководителя.

Отношение к надежной работе в горах непосредственно связано с гармонией альпинизма – его местом среди других жизненных ценностей человека. Кто-то в свое время хорошо сказал, что альпинизм пробуждает новые желания. Академик Рэм Хохлов так определил место альпинизма в своей жизни:

«Спорту от меня ничего не надо, спорт сам даст мне то, чего так недостает утомленному умственной работой организму - силу, бодрость, ясность мышления. Спорт я поставил на службу главному в своей жизни – науке».

Эти слова можно трактовать так: есть в жизни самые главные ценности (а самая главная – все-таки жизнь), а спорт – это инструмент по их обеспечению. А любой инструмент должен быть надежным…

Возьмем на себя смелость рекомендовать тем, кто хотел бы больше узнать о гармонии человека в горах, прочитать книгу «Люди в горах». Она в большей части актуальна до сих пор.

11. Альпинистская группа

Ответить кратко или дать исчерпывающую рекомендацию на вопрос, а что же это такое - альпинистская группа и почему о ней надо говорить отдельно - невозможно. Комплексный характер и относительно короткое время пребывания в горах, огромное множество требований и проблемы надежной работы на восхождении - это лишь небольшая часть того, что включает в себя данное понятие. Квалифицированные спортсмены решают для себя вопрос двумя путями. Одни организовывают группу или команду постоянного состава. Другим достаточно удовлетворения от восхождений с новыми для себя людьми. Здесь арифметической суммы качеств ее участников нет. Главное в ней - сугубо коллективное качество: слаженность действий участников и жесткая взаимозависимость между ними. Пословица: «Не важно, что ты сказал - важно, как тебя поняли» - может быть девизом для каждой группы. Не выполняется - группы нет.

В группе человек спокоен в напряженной ситуации, готов к риску, чувствует защищенность - он не один. Конечно, он ожидает соответствующего ответа. Но есть в этом и подводный камень. Теория надежности говорит, что надежность системы (группы) повышается, когда ее составляющие работают независимо друг от друга. Немало случаев, когда неприятность происходила там, где партнеры, надеющиеся друг на друга, ослабляли требования к себе.

Формирование и организация группы. Взаимоотношения в альпинистской группе более интенсивны и динамичны, чем в производственных сферах. В сложных горных условиях человек легче овладевает способностью подчиняться, руководить, приспосабливаться к особенностям характеров своих партнеров, быстрее узнает в чем надо уступить и все это ради одного - обстановка в группе должна быть нормальной, доброжелательной. Здесь следует привести пример по одной составляющей - умению подчиняться.

Однажды в альплагере «Узункол» проходила подготовку группа спецподразделения. «Альфа». У участников группы был большой разброс в воинских званиях и по должностям. Они часто и надолго уходили в горы. Для закрепления навыков руководства группой в различных ситуациях (а они специально создавались далеко неординарного характера), на роль руководителя похода или восхождения назначался новый участник группы. Вот тут то руководство учебной части и инструктора лагеря и столкнулись с «жуткой» ситуацией: «Как я, подполковник, буду подчиняться какому-то старшине!?! Да еще он будет на меня покрикивать?! Да, Вы, что себе позволяете?! Да, я его тут же откомандирую обратно в часть, если он начнет мною командовать!». Долго и с привлечением авторитетов старшего альпинистского поколения, пришлось «приводить в чувство» полковников да майоров и разъяснять старшинам и младшим офицерам, что руководство и «командование» младших старшими в горной обстановке есть ни что иное, как один из элементов той подготовки ради которой они приехали.

Надежность работы группы и безопасность участников в ней, прежде всего зависят от того, какой степени организованности группа достигла к моменту выхода на восхождение. Высшую степень организации имеет группа (команда) в которой характерно достаточное динамическое равновесие, включающее в себя:
- Единое (положительное!) отношение к цели АМ и каждого восхождения.
- Высокую подготовленность участников к восхождениям.
- Психологическую совместимость между участниками, заметное взаимовлияние и взаимное подражание, знание достоинств и недостатков друг друга.
- Согласованность в работе на основе четкого распределения труда и устойчивой роли каждого, умеренного соподчинения в ней.
- Авторитет руководителя и уважение, доверие и готовность к добровольному подчинению со стороны участников.

Если на сложном маршруте оказывается группа, не проверенная на схоженность, то отношения партнеров к взаимной безопасности и их поступки могут быть самыми непредсказуемыми.

Пример. Группа инструкторов вышла на маршрут 5Б к. с. Никто из них не имел схоженности друг с другом, а один из них – «В» - вообще не был знаком с партнерами. Пройдя 150 м маршрута, «Т» вызвался идти первым, а «В» - страховать его. «Т» пошел наверх, не убедившись в правильности организации его страховки. «В» в это время сидел без самостраховки, и даже не закрепив конец страховочной веревки. Сменивший его на страховке руководитель восхождения не проверил состояния страховочной цепи. Происходит срыв первого в связке. Веревка вырывается из рук страхующего и ее незакрепленный конец свободно проскальзывает через страховочный карабин. Все.

Схоженность группы - неизменное понятие хорошей альпинистской практики. Поведение каждого члена группы должно соответствовать и подчиняться задачам группы. Выделено четыре типа поведения людей в группе:

Лидер - это ориентированный на власть человек, могущий успешно решать групповые задачи при условии подчинения себе других, если активными действиями он «берет игру на себя» он оказывается впереди других перед лицом общей задачи. Иногда понятие лидер подменяют понятием ведущий в связке. Это ошибка.

Ведомый - склонен к добровольному подчинению и хорошо справляется с задачами при условии контакта с более самостоятельным и уверенным человеком.

Сотрудничающий - стремление к решению задачи совместно с другими, но он следует за ними, если считает это разумным.

Обособляющийся - индивидуалистическая ориентировка, но он успешно решает и групповую задачу, если работает преимущественно в одиночку.

Социологи заметили, что у надежно работающего человека имеется больше предпосылок к тому, чтобы стать неформальным лидером у себя в коллективе. Лидеры имеют в несколько раз меньшую вероятность попасть в аварию, чем другие участники группы [5].

Заботясь о безопасности других, лидеры должны в коллективе больше демонстрировать острожное поведение, чем работать на грани риска. Особенно это относится к инструкторам и спортсменам высокой квалификации, работающим с альпинистами младших разрядов или в незнакомой группе, не имеющей схоженности. Нежелательно объединение авторитарных лидеров в одну связку, делать из них ведущего и ведомого.

Альпинизм воспитывает способности к любому типу поведения в естественных условиях в зависимости от ситуации. Альпинист часто отличается высокой степенью контактности, легко подчиняется, умеет подчинять и организовывать других. Ю. Сенкевич отметил именно это свойство у итальянского альпиниста Карло Маури во время их совместного путешествия на «Ра-2». Но тот же Маури стал одним из инициаторов разлада в международной экспедиции «Эверест-71». И все из-за того, что частные цели каждой «звезды» не стали общей целью экспедиции. Решение одной общей цели ставит непременным условием жертву достижения кем-то своей частной цели максимум.

Пример. Такой ярко выраженный «соло»-альпинист и путешественник-одиночка японец Уэмура до последнего дня работы экспедиции таскал грузы по склонам восьмитысячника, не втягиваясь в конфликты и отлично зная, что ему быть на вершине не суждено.

Совместимость. На равных выступает с организованностью. Совместимость это предпосылки взаимных симпатий и адаптации, глубокой согласованности и в действиях, и в переживаниях. Совместимость бывает двух видов:
- Социально-психологическая совместимость с основой общей любви к горам, стремления к восхождениям, взаимной терпимости, выраженного чувства личной ответственности за порученное дело, полного доверия друг к другу и т. д.
- Психофизиологическая совместимость по уровню физического, технического и тактического развития, одинаковой степени тренированности или при взаимопонимании при ее разности, совместимости темпераментов.

Лучший результат достигается, если при формировании связок или групп будут объединены люди со сложившимися отношениями и с учетом их пожеланий. Хорошо срабатываются люди, у которых личностные качества дополняют друг друга. Эффективность организованной группы проверяется, к примеру, постановкой на учебных занятиях или тренировочном восхождении трудноразрешимых групповых задач, созданием напряженной ситуации. Если конфликтная ситуация не переносится в область межличностных отношений или проявляется крайне слабо - совместимость нормальная. Конечно, подобный прием требует от инструктора большого такта и используется в крайних случаях. И слишком большое увлечение подобными приемами недопустимо – это, по словам психолога Э. Линчевского [8], будет «психология с взломом».

Человеку свойственна потребность оказания помощи товарищу. И в предельных условиях чаще проявляется стремление оказания помощи ближнему и забвение собственных бед. Но не редки обратные случаи (в слабосплоченных группах), когда попытки спасти часть своей группы или собственную жизнь приводили к развалу групповой деятельности и к самым тяжким последствиям.

Как же формируются группы? Этот процесс описывается несколькими стадиями [2].

1-я стадия. Номинальная группа, то есть созданная пока только на бумаге, это, так сказать, договор о намерениях и только.
2-я стадия. Начало формирования структуры взаимоотношений. Наряду с назначенным руководителем (тренером, инструктором) выделяются лидеры, идет «распределение ролей». Здесь важна роль формального руководителя, в руках которого будущее группы. Он должен быть «слуга царю, отец солдатам». Царь в данном случае – альпинизм и безопасность.
3-я стадия.Созревание группы, формирование групповых качеств: сплоченности, надежности, групповых норм. Роль руководителя смещается в сторону контроля и коррекции действий участников.
4-я стадия.Коллектив. Это высшая стадия и до нее доходит не каждая группа. Коллектив - это «отношение ответственной зависимости»: «один за всех и все за одного». Характеристики: сплоченность, коллективизм, устойчивость, надежность, большие психические резервы в саморегуляции внутригрупповых процессов и нейтрализации конфликтов. О четкости распределения функциональных ролей говорить не приходится – это аксиома.
5-я стадия. Распад, расформирование. Приходит время, происходит просто физическое старение участников коллектива, приходится расставаться. Группы низкого уровня исчезают порой бесследно. Группы высокого уровня продолжают еще долго оказывать влияние на своих участников.

Несмотря на то что мы ушли из прошлого века, все же не все, что было там – плохо. Именно поэтому на наш взгляд имеет смысл привести здесь параметры коллектива, описанные А.С. Макаренко:
- требования к людям предъявляет руководитель;
- требования руководителя поддерживаются активом;
- требования актива становятся единым мнением всех;
- человек под влиянием требований коллектива предъявляет общественные требования к самому себе.

Естественно, этот алгоритм нужно соотнести с современным демократическим взглядом на человека, с уважением к его личности и его индивидуальным мнениям и не слишком пугаться слова «требования». Потому что главное требование, которое предъявляет альпинизм – это все-таки требования надежности.

И тогда станет ясно, что главное требование – требование к самому себе.

12.Управление группой и психологический климат в ней

Эффективное управление группой требует хорошего представления ожидаемых реакций участников на сигналы руководителя и других участников. В группе могут возникнуть напряженные отношения, если руководитель плохо представляет мотивы действий участников группы. Неудачные поступки мы часто объясняем якобы объективными причинами: «я не думал, что так получится», «меня вынудили обстоятельства». Когда кого-то постигает неудача, мы говорим, что он думал только о себе. Работа руководителя должна носить опережающий характер по отношению к любым событиям. Между активностью и пассивностью должен быть баланс. В ближайшей к себе зоне человек должен нести основную нагрузку. В удаленной - помогать.

Отсюда вырисовывается важность четкого распределения функций между всеми членами группы и наблюдение, чтобы они не пересекались, а «незаполненные зоны» отсутствовали. Пассивный руководитель быстро может быть подменен неформальным лидером. Но если руководитель станет пассивным в ответственный момент, то возникнет спонтанное управление - управление путем перебора множества случайных вариантов. И тогда задача того, кто останется руководителем - отобрать минимум правильных и превратить их в четкие команды. Количество предложений не влияет на качество работы - влияет их обоснованность.

В группе альпинистов невысоких разрядов или среди малознакомых людей управление четко детализировано: «ты выходишь первым», «здесь забей крюк» и т.д. Место руководителя в такой группе - вторым в первой связке. Движение первым или последним в подобной группе - ошибка. В сработанных (давно схоженных) группах руководитель имеет больший выбор места для управления и контроля.

Еще 26 веков назад древний китайский философ Лао-цзы сказал по этому поводу:

«Отличный руководитель тот, о ком люди едва догадываются, посредственный - кому подчиняются и бурно приветствуют, а плохой - кого презирают. Но если руководитель действительно хороший, люди говорят: «Мы сделали это сами».

Коллективная работа в горах способствует более высокой надежности и безопасности, чем одиночная. Но в ряде случаев она может и снизить надежность. При многолетней совместной работе наблюдается снижение взаимного контроля из-за возрастания доверия между друзьями. Есть варианты постепенного распространения дезорганизующего стиля работы одного человека, пользующегося авторитетом в своем коллективе. Вспышки ошибок происходят в результате спешки. Причиной спешки может быть стремление скрыть от товарищей ранее совершенную ошибку.

Конфликты. Это естественная, но не обязательная, составляющая нормальной деятельности. Недопустимо перерастание конфликта в источник опасности, надо владеть методами их предотвращения и разрешения [8].

Источники конфликтов - ошибки в понимании позиций другого человека, взаимное ущемление интересов, психологическая несовместимость. В альпинистской группе это опасно своими прямыми последствиями - дезорганизацией работы, угнетающим влиянием на эмоции, подрывом уверенности в успехе.

Конфликт можно разрешить по-разному:

Мнимое разрешение - отвлечение внимания участвующих в конфликте, без преодоления собственно проблемы.

Спад - переход в хроническое состояние при неполном преодолении проблемы. Такое состояние чревато новыми вспышками конфликта.

Полное разрешение - путь уступок, компромисса, прояснения позиций сторон при взаимных ошибках.

Конечно, ведущая роль в этих случаях остается за руководителем. Приемы, которыми можно пользоваться для погашения ситуации, зависят от интенсивности и опасности конфликта (по Ю. Сенкевичу):

Мелкие стычки лучше игнорировать, не вмешиваясь в них.

Если ситуация еще управляема, то полезна начальная коррекция, т.е. сглаживание разумным словом, шуткой.

Если чувствуете свою силу, то можно прибегнуть к временной уступке, что не уронит вашего авторитета (сильный - грозит пальцем, а слабый - кулаком). Когда конфликт угрожает взрывом, то дальновидный руководитель (наиболее авторитетный участник) отказывается от достижения частных целей во имя отдаленных групповых. (В частности, по этой причине не следует проводить элементы разбора до окончания восхождения, особенно в равноценной группе).

Принудительное пресечение в энергичной и официальной форме применяется только в случае особо опасной угрозы дезорганизации в группе. (На разборе восхождения следует объяснить причину и мотив своего чрезвычайного решения).

Но напомним еще одно великолепное правило, которое является наследием советского альпинизма:

Все проблемы на горе отставьте до разбора внизу. И только если есть угроза безопасности, проблему надо решать безотлагательно.

Этому должен учить инструктор. Этим должен руководствоваться спортсмен.

Там где руководитель (инструктор) чувствует, что число его замечаний и провинившихся растет, это означает одно - пора искать свои ошибки, менять стиль управления, необходим такт, следует поощрять любое даже не самое удачное чье-то действие, но при этом - никакой фальши!

13.Условия работы группы в горах

Знание закономерностей взаимодействия человека с группой и с горами позволяет проводить прогнозирование и предотвращение опасных и аварийных ситуаций. Все горные опасности предусмотреть невозможно. Альпинизм сам по себе опасен. Не надо тешить себя несбыточным - абсолютной безопасности быть не может. Но вместе с этим мы можем существенно снижать ее уровень, если будем обращать первоочередное внимание на те опасности, которые наиболее часто приводят к авариям или сопутствуют им. Обучая альпинизму, надо обучать человека умению видеть своего соперника не в вершине, а в себе самом: в собственных слабостях и ошибках, в ошибках своих товарищей. Недаром считается, что проблема психологической готовности в альпинизме - это проблема использования способности человека к предварительной настройке на ожидаемые действия. Предвидение будущего - это знание прошлого и использование сведений о настоящем. В настоящее входит обнаружение, осознание и предупреждение о возникшем источнике опасности. Человек порой чувствует, что в данной ситуации возможна авария, но ничего не делает для ее предотвращения, теряется чувство самосохранения из-за повышенной тревожности, начинает делать ошибки, которые не сделает даже новичок - человек не чувствует симптомов надвигающейся опасности. Альпиниста следует обучать и правилам поведения в горах, и техническим приемам, но обязательно и защитным навыкам. Чем скорее человек научится предугадывать опасные ситуации, тем меньше будет НС.

Самообучение на личном опыте (метод проб и ошибок) опасно искаженной обратной связью – ведь лишь одно из сотен нарушений «наказывается» горами. И тогда возможно недопустимое - закрепление опасного навыка. Главное здесь - распознать ранний симптом возможной опасности, исключить критическое развитие событий. Овладев этим искусством, можно намного сократить то, что мы называем беспечностью и халатностью и что на самом деле является необученностью и неприспособленностью человека к внешней (и собственной внутренней!) среде. Наличие защитных навыков – это составляющая часть понятия «профессионализм».

Предупреждение об опасности не должно вызывать отрицательной реакции. Оно эффективно, когда вызывает активные и осмысленные действия. А вот непосредственно перед началом сложной и опасной работы лучше избегать предупреждений: человек и сам их осознает, ведь наиболее опасные работы и так выполняются максимально осторожно. Гораздо важнее своевременное предупреждение при конкретной опасности, возникшей неожиданно.

Вероятность аварии зависит от степени развития ситуации:

Штатная ситуация (ШС) - фоновая, она сопутствует нормальной работе, когда осознаются и учитываются все значимые источники объективной опасности и источники вероятных ошибок людей. Альпинизм – это деятельность при повышенной степени обычной опасности: крутизне склона, высоте, непрочности рельефа и т.п.

Опасная ситуация (ОС) - это когда во время восхождения происходят частичные отклонения от нормальной работы, появляются и исчезают источники дополнительной опасности и для ликвидации угрозы группе необходимо принимать меры, чтобы все это не переросло в АС. Изменение погоды, например, обледенение скал, повышение лавиной опасности.

Аварийная ситуация (АС)- самая опасная. Одно из ее определений: «Аварийная ситуация - это такое осложнение условий деятельности, которое делает невозможным ее выполнение по намеченному плану ввиду угрозы аварии» [9]. Главный признак АС - что бы ни произошло: еще одна ошибка или срыв, более ничего невозможно предпринять. АС всегда находится на грани аварии. Состояние АС - это немедленная ликвидация опасности, изменяя деятельность участника или группы в целом. Если все же реальна возможность быстрого превращения АС в аварию (срыв), то любой участник обязан немедленно вмешаться и усилить страховку или устранить нарушения. Здесь сработает только немедленно отданный приказ:

«Стоять! Не двигаться! Слушай только меня!»

Затем следуют предельно лаконичные и конкретные фразы приказа, которые, расчленяя исполнение движения на элементы, снимут напряжение ситуации.

Приказ к сложным действиям в условиях аварийной ситуации – непоправимая ошибка!

Человек, находясь в стрессовом состоянии в АС, может выполнить такой приказ в самом буквальном смысле, минуя все промежуточные операции.

Пример. После падения участника группы в ледниковую трещину на команду: «Сбросить веревку!» - вниз полетела… бухта веревки.

Вмешательство в условиях АС не должно усугублять опасности. При всей решительности к действиям, оно обязано учитывать конкретность момента. Действия внутри АС обязаны быть скорыми, но не поспешными, точными, но не суетливыми - точность, важнее быстроты! Следует помнить, что не прекратив состояния АС, мы даем открытую дорогу для развития ситуации НС – несчастного случая.

14. Объективные условия АС

Горные условия. Для хорошо экипированной и организованной группы внешние условия в горах, сами по себе не создают АС. Даже в опасной зоне такая группа способна противопоставить стихии надежную и тактически грамотную работу. Но природа не пассивна. От нее полностью зависят АС: спонтанный камнепад, лавина, ледовый обвал, селевой поток, гроза. Но, зная условия, часто можно вовремя покинуть опасную зону, даже в резко усложнившейся обстановке.

Состояние участника группы. Острая форма заболевания в горах - это предпосылка к появлению АС. На высоте крайне опасны болезненные проявления: ангина, бронхит, сердечно-легочная недостаточность, острые кишечные заболевания, острое переутомление, перегрев, переохлаждение. В большинстве случаев необходима срочная эвакуация, поскольку перечисленные заболевания в горах протекают в темпе пожара. Случается, что человек теряет здоровье из-за потери контроля за пульсом: - 170 ударов в минуту - это сигнал АС! Раз уж кто-то в группе заболел, то по отношению к нему должно быть проявлено максимум внимания и заботы. Пример.

Транспортировали пострадавшего с тяжелой травмой головы. Спасатели сделали все, что было возможно в их силах. Врачи сделали своевременную операцию. Но пострадавший умер в больнице из-за… пневмонии. Дело в том, что когда его транспортировали, была плохая, холодная погода и спасатели... забыли его утеплить в достаточной мере.

Технические ошибки. АС возникает в момент отсутствия или грубых нарушений в страховке и самостраховке.

Подводный камень здесь в так называемой «символической страховке» или, как еще говорят скалолазы – «обозначении страховки». Это слабо забитый крюк (просто вставленный в трещину) и ненадежный выступ. Часто появляется искушение страховать так только потому, что сам страхующий «стоит хорошо». Практика жестока – «надежно расположившийся на полке страхующий», запросто сдергивается с места страховки сорвавшимся партнером, даже идущим в это время с верхней страховкой!

Второй подводный камень – надежда на современные страховочные веревки. Они, мол, весьма эластичны и выдержат любой жесткий рывок. И не надейтесь! Трение в карабинах и на выступах живо превращают вашу динамическую веревку в статическую. Усилие на верхий крюк – громадное, и почти такое же – на сорвавшегося.. А для альпинистской практики из комиссии UIAA по безопасности, пределом таких нагрузок считают 400 кгс. Причем применяемость этого порога рекомендуется только в учебных целях, а «рабочей нагрузкой» следует считать 250-300 кгс [11].

Третий камень - место на маршруте, откуда следует начинать движение в связках. Здесь критерием выступает не техническая сложность участка, а опасность неконтролируемого падения. Чтобы ликвидировать у себя иллюзию безопасности на технически не сложном рельефе, повернитесь хоть раз лицом от склона и взгляните вниз. Оценка последствий неуправляемого падения будет реальна на 101%.

АС могут возникать при выходе на опасные участки маршрута: на закрытый ледник, при спуске и траверсе без наличия специальной аварийной системы, значительно облегчающей подъем по веревке в случае зависания. «Автором» АС может стать страхующий, отвлекшийся от процесса страховки. В практике наблюдаются случаи, когда сорвавшийся падал на всю длину веревки, а страхующий, упустив его в самом начале падения, уже ничем не мог быть ему полезен.

АС появляется при выходе человека из-под укрытий на камне или лавиноопасных участках. При этом самым трудным будет правильно оценить реальную лавинную опасность в каждом конкретном случае. При малейшем подозрении лучше принять меры, исходя из худшего предположения. Конуса старых лавин не всегда точно указывают наиболее опасные участки. Лавины иной раз сползают на пологих, порядка 12-15? склонах. Следует вспомнить страшную лавину 1990 года на склоне пика Ленина, которая уничтожила «Лагерь-2» (тогда погибло более 40 человек). А ведь последняя лавина на этом склоне была зарегистрирована очень много лет тому назад. Срок давности схода лавины - это еще не факт, что новая лавина здесь сойдет не скоро.

АС вызывает сам альпинист, если он не сблокировал крючья для страховки, самостраховки и спуска по веревке. АС порождает ведущий, когда он продолжает движение с нижней страховкой, а веревка все туже и туже протаскивается в страховочной цепи. Ситуация становится не контролируемой. При срыве, страхующий не почувствует рывка а наверху будут вырываться крючья и даже может разорваться веревка. Если альпинист на сложном рельефе выходит более чем на 3 м выше последнего крюка - это тоже АС.

Среди альпинистов постоянна дискуссия - почему 3, а не 5 м? Все просто: при 5 м выхода полная глубина падения с учетом тормозного пути и эластичности веревки, страховочной обвязки и собственно тела альпиниста будет порядка 12-13 м. Усилие рывка в данном случае посчитайте, пожалуйста, сами. Последствия всегда одни - серьезные травмы. Любой выход выше чем на 3 м над крюком, прямой путь к возникновению НС с самыми тяжелыми последствиями.

Закрепление системы спуска на одном крюке, да еще на старом - опять возникновение АС! Увидав единственный, ранее забитый крюк на пункте спуска, необходимо его проверить, а лучше перебить и добавить еще один - свой. Суточные термоциклы и разница коэффициентов термического расширения материалов (скала и крюк) приводит к снятию напряжений и росту микротрещин, что делает ранее забитый крюк ненадежным. Попавшая в трещину вода, замерзая в ней, ускоряет этот процесс.

Альпинист может попасть в АС, зависнув на веревке даже в самой современной беседке. Множество вариантов выхода из подобных АС приводится в ситуационных задачах [9]. Как не допустить возникновение АС? До начала движения проверить свою заранее подготовленную аварийную систему. Лучше вслух проговорить весь порядок мер принимаемых альпинистом до начала спуска: система налажена, пруссик (или другой узел) завязан, спусковое устройство на месте и т.п. - и так вплоть до вашего первого шага с горизонтальной полочки на вертикаль спуска.

Ни в коем случае не допустимо положение, когда последнему в группе приходится на спуске перебивать крючья и переналаживать всю систему. Это АС, да еще самого высокого уровня.

Пример. Вершина Голдор, маршрут 4Б к.с., на спуске, предпоследний, участник группы не проверил состояние спусковой станции (а это штатная ситуация, которую именно он обязан был выполнить), на одном крюке висела спусковая веревка и была закреплена самостраховка 4-го участника группы. При спуске 3-го не сблокированный крюк вырвался, затем веревкой был сорван и 4-й. Один из них погиб.

Ни для кого не секрет, что довольно частыми являются АС и НС из-за разрушения самодельного снаряжения [3]. Да, эта ситуация до сих пор имеет место в нашей альпинистской жизни – альпинистская глубинка не так часто имеет возможность приобретения нового, качественного и серьезно дорогого снаряжения. Но вполне правомочен вопрос: когда и, в каких случаях возникает АС - в момент применения этого снаряжения или раньше? - Раньше! Дело в том, что АС возникла из-за самого факта появления в горах непроверенного снаряжения. А мы прекрасно знаем, что самоделки не так уж часто проходят хотя бы минимальное апробирование. Если не удалось в «домашних» условиях провести стендовую проверку, то как минимум такое снаряжение непременно следует предъявить проверяющему или выпускающему или в условиях реального рельефа провести такую проверку.
Скрывая непроверенное снаряжение, альпинист не «преодолевает бюрократию» (частое понятие контроля), а уносит с собой в горы самое настоящее АС. Живучий тезис: «Мы уже много лет этим пользуемся - и ничего!» - просто самообман. Это означает, что критических состояний еще не было.

Не завинченная муфта карабина (любая, на любом карабине) - это тоже АС.

Опасная ситуация. В авиации есть термин - предпосылка к аварии. Это когда АС не было, но допущена работа в условиях создания дополнительной опасности, и эта опасность не была скомпенсирована активными действиями экипажа или наземной службы.

Способность эффективно действовать в состоянии АС - жизненно важное качество альпиниста. Не менее важна способность к недопущению не только АС, но и ОС. Важна способность своевременного устранения опасных факторов. Лозунг безопасности приобретает вид: «От аварии - на два шага!». Если АС - шаг до аварии, то ОС - шаг до АС.

АС - это один источник опасности, а в ОС - их несколько, что способствует разбросу внимания. При подготовке тактического плана и во время восхождения необходимо контролировать обычные условия работы, принимая за основу гипотетические условия возможной ОС. Здесь важны: анализ имеющихся и потенциальных источников опасности, ликвидация устранимых источников (отдельные ошибки, групповые ошибки, опасные состояния людей), компенсация неустранимых источников опасности (качества людей, опасные участки и маршрут в целом, встреча с источниками опасности, предупреждение друг друга об их приближении). И здесь основная нагрузка ложится на руководителя. Для осуществления надлежащего контроля и своевременного оказания помощи, лучшим местом его нахождения будет вторым в первой связке на подъеме и предпоследним - на спуске.

Если в ситуации АС требуется изменение самой деятельности, то в ОС - достаточно вовремя изменить стиль деятельности. Источники снижения надежной работы, сопутствовавшие большинству аварий:
- Слабые физическая, специальная подготовка, социальные качества, настрой на безопасную работу.
- Участник группы имел опережающий рост в альпинизме.
- Слишком высокая или низкая личная заинтересованность в данном восхождении.
- В данном сезоне отмечались случаи нарушения правил и приемов безопасной работы, нарушения страховки и самостраховки.
- Имелись срывы на скалах, снежном или ледовом рельефе на тренировках и восхождений, он был участником аварийной группы в этом и прошлом сезонах.
- Недостаточная (или отсутствующая) акклиматизация.
- Совершено много восхождений в текущем сезоне – «притерпелся к опасности».
- Слабы навыки страховки и самостраховки на скалах, самозадержания и удержания партнера на снегу и льду.

Понятно, что указанные факторы не могут служить причиной отлучения человека от восхождения, но знать их нужно для облегчения контроля и выбора пути для совершенствования.

Особенности и недостатки подготовки группы к восхождению:
- Плохое знание маршрута, объективно опасных его участков (не путать с технически сложными!).
- Участники группы недостаточно (плохо) знают друг друга или не учитывают личные качества при распределении обязанностей.
- Состав группы резко разнороден по квалификации (разница в два и более разрядов).
- Многочисленные замечания от выпускающих и спасательной службы.

Пример. Из-за плохой подготовки группа несколько раз безуспешно пыталась оформить свой выпуск у руководства АМ. В результате опаздания с выходом из лагеря, в штурмовой лагерь пришли на несколько часов позже графика. Отставая и дальше от графика, поздно встали на ночевку и поздно утром начали спуск по кулуару восточной ориентации (здесь высока угроза поражения камнями). В спешке веревка была закреплена не за вбитый крюк в стену кулуара, а за живой камень, вмерзший в дно кулуара. От нагрузки камень вывалился из своего ложа. Срыв участника. В данном случае поздний выход группы без внесения изменений в график движения, непосредственно повлиял на всю тактику восхождения. Стиль, принятый группой, мало менялся во время восхождения.

Опасные участки и состояния маршрута:
- Зоны высокой вероятности поражения при камнепаде, схода льда и лавин.
- Ледник с закрытыми трещинами.
- Переправа через горную реку.
- Снежный гребень с карнизами.
- Все участки маршрута, проходимые со взаимной страховкой при одновременном движении.
- Участки маршрута, где партнеры находятся друг над (под) другом.
- Граница перехода между различными формами рельефа: снега, льда, скал, осыпей, травянистых склонов (как минимум 20 комбинаций).
- Переход от безопасной части маршрута к простой, но опасной.
- Весь участок маршрута, следующий за самой сложной частью. В том числе и весь путь спуска.
- Ухудшение погоды.

Это не просто объективные опасности, а опасность, возникающая от взаимодействия человека с горами. Аварии, произошедшие на перечисленных участках, составляют свыше 90% всех аварий из-за ошибок человека. Отдельно следует отметить коварность границ переходов: снег + лед, снег + крутые скалы и т.п. Помимо закономерного снижения надежности человека из-за смены стереотипов движения (стадия врабатывания), такие переходы таят и объективные ловушки. На границе снега и скал обычно бывает натечный лед, обнаженный или слегка прикрытый снегом. Граница снег + лед опасна тем, что страховка через ледоруб уже ненадежна, а до чистого льда не достать. Опасны скальные полки с мелкими камнями и заливаемыми водой. Снежный карниз опасен тем, что скрывает форму гребня, на котором он весит. У альпиниста может сложиться впечатление, что гребень лежит на кратчайшем пути между выходами скал, хотя он может иметь дуго - и даже подковообразную форму, отклоняясь далеко в сторону.

Опасная тактика движения по маршруту:
- Изменения тактического плана, проведенные без анализа возможных последствий, либо слепое следование ему без учета изменившихся обстоятельств.
- Объединение групп на маршруте или разделение группы с потерей контактов между связками.
- Потеря снаряжения или оставление его на маршруте.
- Острая нехватка времени.

Опасное состояние и поведение участника:
- Признаки расслабленности, снижения бдительности, преждевременной удовлетворенности.
- Состояние после срыва или травмы самого или партнера.
- Признаки дистресса, ненормальное возбуждение или торможение, раздражительность, повышение интенсивности ошибок.
- Интенсивное или комплексное воздействие стрессоров.
- Длительная работа при частоте сердечных сокращений более 150 ударов в минуту.
- Отсутствует активный анализ обстановки и контроль за выполнением приемов, психофизиологическим состоянием участников или руководителя.
- Руководитель (участник) пассивен на восхождении, уклоняется от принятия решений, своевременно не готовится к своему маневру, ждет когда его действия выполнит кто-то другой.
- Неловкое движение по осыпям и разрушенным скалам - сбрасывание камней вниз.
- Неоднократное и настойчивое вмешательство в действия руководителя в вопросах, прямо не относящихся к безопасности.
- Заболевание.

В большинстве случаев человек сам способен самостоятельно выйти из подобной ситуации. Но важно, чтобы опасность была своевременно им осознана. Или необходимо предупредить его об опасности.

Рассмотрим идеальный процесс тактической подготовки группы к восхождению. Группа, составляя тактический план и рассматривая различные варианты событий ожидаемых на маршруте, уделяет внимание не только сложным и объективно опасным участкам, но не выпускает из поля зрения и те участки, на которых человек предрасположен к опасным действиям. Простое обсуждение вопросов повышения надежности применительно к конкретным условиям восхождения обязательно будет способствовать повышению общего настроения на надежность в работе и заострит их внимание на предусмотрительную работу вообще, а не только на обсужденных участках. В этом случае прогнозы тактического плана станут не графиком неотвратимых АС и НС, а точным инструментом их предотвращения.

Космонавт А.Леонов, отправляя на орбиту очередной экипаж, однажды сделал весьма точное высказывание о том, что этот экипаж готовили к встрече со всеми возможными ситуациями. Но самое главное - их готовили и к встрече с еще одной - неожиданной, никогда ранее не встречавшейся.

Очень точная мысль, полностью подходящая к альпинизму, где каждый шаг - шаг к новому, неизведанному.

Разбор восхождения. Любое совершенное или не совершенное восхождение - это следующий шаг к совершенству. Урок для альпиниста. Выход на новый уровень знаний и навыков. Но и как всякий урок, он нуждается в обобщении. Так же. как управление во время работы, анализ ее входит в механизм обратной связи. «На ошибках учатся» - говорят в одном случае. В другом - произносят: «Опыт не учит». Не надо спорить - человек учится на всех ошибках. Невозможно учиться только на «спрятанных» и неправильно понятых ошибках.

Человек обладает счастливой способностью мысленно проходить путь «проб» и «ошибок». Ошибку он переживает, анализирует неудачу, мысленно повторяет действие до удачного завершения. Так и разбор восхождения и занятий имеет целью помочь каждому члену коллектива пройти этот путь. Самым продуктивным является разбор в форме «мозговой атаки», когда каждый участник предлагает неожиданные ходы и решения. Руководителю подобного разбора надо подобрать «ключи» к каждому из них. Успех разбора заключается в том, что все участники самостоятельно и активно проанализируют действия свои и партнеров, поймут мотивы поведения друг друга, правильно сформулируют выводы.

Для инструктора, проводящего разбор, желательно особо внимательно следить за тем, чтобы его слова не расходились с его собственным поведением. Надо учитывать психологию ученика: он прочно осваивает не то, что говорит учитель, а то, что учитель делает (показывает). Здесь уместно привести пример из личного опыта одного из авторов нашей книги. Когда-то в юности, он, работая тренером в детской горнолыжной школе, проводил занятия. Дело к вечеру. Метет. Холодно. Горстка мальчишек лет по 10-12 стоят вокруг тренера и слушают его пространные объяснения, как надо спускаться на лыжах. Наконец один из них, шмыгнув промокшим носом, спросил: «Дядь, а дядь - а ты сам-то кататься на лыжах умеешь, а?».

Начинающие альпинисты формируют свои двигательные и поведенческие стереотипы в основном простым подражанием. Действия инструктора (да, еще - любимого) замещают им стимул и образ результата. Они не разбираются в таких тонкостях, как правильная, рациональная реакция на опасность - все это становится рефлекторным: «раз инструктор так сделал - сделаю и я». Даже в том случае, если он что-то сделал ни так.

А вот перед спортсменом высшего разряда уже нет образа учителя. Он может подражать только себе подобным (если захочет). Здесь более характерно поведение типа исследовательского - поиск и решение новых и незнакомых задач.

Именно для того чтобы новичок поскорее вырастал в плане умения делать анализ своих действий и действий товарищей, на проводимых разборах, как учебно-тренировочных занятий, так и учебных восхождений, следует чаще предлагать самим ученикам найти решение, как могла повлиять обсуждаемая ошибка в различных ситуациях. Групповое обсуждение (а не менторское решение инструктора - ты, мол, виноват) здесь гораздо эффективнее. Искусство ведущего разбор заключается в том, чтобы поощрять дух свободного обсуждения и оставлять свое мнение до полного выяснения позиций самих участников группы. Здесь имеет значение и позиция самого участника, чья ошибка обсуждается.

Для того чтобы исключить обвинительно-оправдательный оттенок разбора, опытный тренер или инструктор обязательно отделит человека от его ошибочного или неэтичного поступка, показывая остальным, что в дальнейшем его товарищи рассчитывают на успехи сегодняшнего «именинника». Разбор и тем более его результат не должны угнетать. Проще сравнить две оценки одного и того же ошибочного случая: «Ты сегодня сделал меньше, чем мог» и «Ты не думаешь о товарищах - ты же не один в группе». Если первая оценка придает происшествию форму случайного эпизода и оставляет ощущение веры инструктора в подопечного, то вторая - ставит клеймо.

Психологи заметили, что поведение (в том числе и неправильное) закрепляется тем сильнее, чем более бурная на него реакция со стороны окружающих. И совсем неважно - положительно о нем говорили или - отрицательно. Следует протест: «У меня были во-о-от такие обстоятельства!», либо он замыкается: «Такой уж я есть».

Вспомните: «Подсчитывая чужие грехи, умножаешь свои».

Даже серия ошибок выстраивается порой в причинно-следственную цепочку только на разборе. Здесь то мы все сразу становимся умными. Но рассмотрим, как происходит само действие человека: простое (всего один шаг) или сложное (совершаемое группой). Ошибки в любой из этих ситуаций имеют различное происхождение. Рассмотрим их, используя классификацию Г. Селье [10]:

Прием информации. Зрение, слух, обоняние, осязание воспринимают огромное количество сигналов от окружающей человека природы.
Ошибки в приеме информации: «Не вижу, не слышу, не чувствую». Пример: Альпинист сел спиной к склону, по которому не исключен сход камней. Партнер не наблюдает за товарищем. Явно подавлен, блокирован инстинкт самосохранения «Я» и «МЫ». Очень просматривается отношение к природе «на Ты».

Осознание информации. Важна та информация, которая по своей интенсивности и значимости для человека превышает некий порог и принимается человеком, как материал для дальнейшей переработки. Слабый (как и очень мощный - запредельный) сигнал по разным причинам может быть и не прочувствован человеком из-за его повышенного порога чувствительности.
Ошибки в осознании: «Смотрю, но не вижу». Пример: Участник группы заболел. Ни сам, ни его товарищи не осознали (по разным причинам - кто, мол из нас не болеет) степени опасности заболевания: проявляются признаки растерянности человека (перед прыжком через трещину), но эти проявления не осознаны ни заболевшим и никем из наблюдающих за его неуверенными действиями.

Анализ и классификация. Выявляются количественные значения ситуации: размеры, скорость, время, сила и т. д. Ситуация приобретает конкретность, целостность.
Ошибки в оценке: «Вижу, но не узнаю». Образ искажен. Это принято называть точностными ошибками. Пример: неправильно оценено трение веревки в страховочной цепи. Следует ожидать недопустимого рывка на сорвавшегося.

Синтез (прогнозирование) ситуации и выбор решения. Выбирается действие или отказ от него. Оцениваются параметры будущей ситуации. Выбирается решение.
Ошибки прогноза: «Я думал, как сделать лучше, а вышло все наоборот». Пример: тактические ошибки, авторы которых не продумали ситуацию на несколько шагов вперед: не взято бивачное снаряжение, недостаточно крючьев (или не той конфигурации), не принято во внимание состояние участников.

Реализация решения. Сравнивание ожидаемой и фактической ситуации. При расхождении - внесение поправок в работу. Если надо - отменяется сама работа.
Ошибки в реализации (точностные и временные): «Делаю то, но не так». Временные ошибки - слишком раннее или позднее начало действия. Или с чересчур медленным или поспешным их выполнением, в том числе и, похожая на парадокс (так распространенная в альпинизме!): «с опозданием, но чересчур поспешно».

Источником ошибки в реализации могут быть нарушения во взаимной передаче информации - решение одного участника не доходят до другого.

Практически все мыслительные операции проявляются в поведении человека и поддаются наблюдению: осмотрительны вы сами и ваши партнеры? внимательны к товарищу ? каков контакт с группой? или вы обособленны?

У альпинистов начальной подготовки трудности возникают при выполнении таких сложных процессов, как осознание, анализ, прогнозирование и выбор решения. Для квалифицированных альпинистов, и как не странно - особенно в относительно простых ситуациях, ахиллесовой пятой становится самая простая операция - прием информации и выполнения самого ответственного действия - реализации решения. Как видно и молодому, малоопытному альпинисту, и его умудренному опытом старшему товарищу есть, в чем постоянно совершенствоваться.

Человек имеет эффективный механизм самозащиты, но как и другие механизмы, обеспечивающие выживание, он также нуждается в тренировке, «подзарядке». Такой тренировкой является вероятностное прогнозирование. Чем больше человек знает связей между событиями, тем выше его готовность найти правильный выход в будущих ситуациях. Опытный альпинист распознает и предотвращает опасность, просто совершая рациональные действия.

Трудность обучения безопасному и надежному поведению в горах состоит в том, что травму получает только один альпинист из нескольких тысяч побывавших на вершине. Если и произошло ЧП - срыв, то он только в одном случае из многих десятков оканчивается травмой. Многие альпинисты годами не знают, что такое вырванный из скалы крюк. В подавляющем большинстве случаев человек, который нарушает правила поведения в горах, остается живым и здоровым. У него закрепляется неверный, ошибочный прогноз. Он все больше верит, что НС - это нечто весьма далекое от него лично. Большинство травм возникает в типичных ситуациях, и эти ситуации закономерно связаны с предшествующими событиями.

Но согласно известной теории «домино» авария - это не случайное событие, а результат действия цепочки событий, порождающих друг друга. Возьмите практически любой документ по авариям в горах и изымите из него «одну костяшку событий повлиявших на развитие АС» - как падение «домино» останавливается, так и здесь - развитие трагедии встанет на месте. На рис.7 приведена схема причинно-следственных цепочек связей между событиями, приведшими к аварии в горах. Эта схема хорошо подтверждает постулат, что авария реализуется через несколько стадий.


Рис.7. Схема причинно-следственных связей

Пример. Просчитайте, к примеру, следующую цепочку: группа, в характеристике которой заложены недостатки (1-3), выходит на маршрут с его внешними условиями (4-6). Складывающиеся обстоятельства изменяют состояния участников (7-11), что, в свою очередь, порождает их опасное поведение (12-14). В результате всего этого снижается надежность работы, появляются не скомпенсированные дополнительные источники опасности (ОС) и возникает аварийная ситуация (АС), а затем и авария.


15. Концепция безопасности и принципы надежности

Вне зависимости от характера деятельности человека в горах, существуют серьезные предпосылки к повышению безопасности человека в горах. Для этого как минимум нужно овладеть знаниями по теории безопасности. Во всех делах, больших и малых следует придерживаться концепции безопасности, уже хорошо оправдавшей себя в других областях человеческой деятельности. Каждый альпинист должен выделить для себя основные принципы надежной работы и в любых обстоятельствах сверять свои действия на соответствие этим принципам. И, наконец, следует черпать оптимизм из примеров мирового опыта абсолютно надежной работы. В авиации, например, это потрясающий пример летчиков Австралии, не имевших катастроф или серьезных происшествий за многие годы. В альпинизме - это многолетний опыт безаварийных восхождений учеников всемирно известной школы Норгея Тенцинга. Авиаторы преуспели на пути глубокой профилактики аварий, АС и предпосылок к летным происшествиям. Альпинисты Непала добились успеха на пути сыновнего почтения Природы-матери и гармонии с ней.

Зная закономерности процессов. происходящих в системе ЧГГ, мы можем положить их в основу концепции безопасности:

1. ОС и АС отличаются от аварии только исходом. Группа в условиях грозовой опасности прошла острый гребень, не остановившись и не переждав грозу. Никто в группе не пострадал. Как отнестись к этому: на разборе, при анализе, годы спустя? Здесь явно не подходит пословица: «Все хорошо, что хорошо кончается». А относиться следует только, как к случайно не состоявшемуся НС. Это означает, что опытным восходителем можно считать того, кто взошел на многие вершины, творчески воспринял богатый чужой опыт и отмечен опытом своих собственных правильных и лично наблюдаемых ошибочных действий. Все ошибки должны быть осознаны и точно ложится в основу граней между «можно» и «нельзя».

2. Цепи повторяющихся событий, выстроившись в определенную цепь-последовательность, становятся реальной силой, толкающую группу к аварии. Надежный альпинист должен владеть умением их выявлять. Группа должна овладеть искусством размыкать, отдаленные от аварии, звенья возможных цепей. Необходимо научиться распознавать объективные источники опасности, признаки снижения надежности человека и группы в целом и научиться ликвидировать и предотвращать ОС, вызванные этими факторами.

3. Человек, как главный фактор собственной безопасности, нуждается в повышенном внимании. По капризу и без причин, он не станет нарушать приемов безопасной работы. Почему он вдруг нарушает нормальный процесс, что с ним происходит в это время - загадка. Но загадка, которую могут помочь разгадать знания основ психологии человека. Путь жесткой дисциплины (но не самодисциплины) и строгих наказаний практически исчерпал себя. Но без осознания закономерности не может быть свободы.

4. Многие причины ЧП, НС становятся известными, когда авария уже произошла. А многие остаются не установленными в силу шокового состояния очевидцев аварии, либо из опасения получить наказание. Отсюда и слабое умение вовремя обнаружить скрытые пружины, неочевидные проблемы.

5. Безаварийная работа нуждается в постоянной пропаганде, если хотите - в рекламе. Хотя бы в своей собственной секции. Считается, что помимо просвещения в вопросах безопасной техники, весьма эффективна реклама безопасного образа жизни. Этому могут способствовать меткие и умные афоризмы. Разве не подходит к конкретным ситуациям такое выражение: «Осторожность - это не трусость, а беспечность - это не смелость». Или: «Отличный пилот (читай - альпинист) это тот, кто, используя отличное мышление, избегает ситуаций, которые требуют отличного умения». Продолжая аналогии, можно сказать, что принципы надежности можно сравнить с указателями на главной дороге. Принципы лежат в основе жизнестойкости любой системы, а следование этим принципам облегчает принятие решения в сложной ситуации.

В заключение этой главы сформулируем как минимум три принципа надежности в альпинизме: избыточность, компенсация и активность.

Принцип избыточности предполагает создание и сохранение резервов - запаса прочности. Резервированию подлежит все, что относится к надежности и безопасности. Избыточность повышает надежность не на проценты и не в разы, а на порядки - в десятки и сотни раз. Наличие резерва имеет глубокий психологический смысл, придавая уверенность альпинисту при работе на пределе возможного. См. табл. 1.

«Все истинное - от избытка» - утверждает пословица.

Реализация избыточности в альпинизме. Таблица 1

С одной стороны:

С другой стороны:

обучением, воспитанием, тренировкой качеств надежного альпиниста;

умелым использованием качеств, не допуская истощения резервов организма;

тактическим планированием восхождения, в котором предусмотрены резервы времени, средств обеспечения (связь, снаряжение, питание…);

сохранением на восхождении имеющихся резервов и маневренности группы;

высокой дисциплиной выполнения тактического плана;

творческим решением оперативных задач, корректировкой тактического плана (при необходимости);

минимумом личных и групповых ошибок;

своевременной способностью осознать совершенные ошибки и ликвидировать их последствия;

повышением прочности страховки, ограничением динамических нагрузок на них;

дублированием точек;

устранением источников опасности и снижения надежности.

эффективной работой в условиях воздействия неустранимых источников снижения общей надежности в АС и после аварии.


Принцип компенсации. Соблюдается в случае, когда группа поддерживает постоянную надежность системы ЧГГ. Снижение любого фактора безопасности компенсируется повышением надежности других факторов: малая квалификация участника - высокими личными качествами и внимательностью инструктора (руководителя); характерные для человека недостатки - достоинствами других участников группы, контролем и самоконтролем; изменение внешних условий (ухудшение-улучшение) - повышением внимательности на время адаптации участников к новым условиям.

Принцип активности. Реализация потенциальных возможностей группы и каждого ее участника, которые заложены ими при выполнении двух первых принципов. Активность мышления - опережение событий (текущих и ожидаемых). Активность действия - своевременное принятие решений и точность их реализации. Активным и принципиальным должно быть само отношение к надежной работе, к безопасности личной и для группы.

Подвергнув анализу НС и аварии можно обнаружить, что простое следование принципам надежности могло бы предотвратить многие из случившихся травм, поскольку большинство их возникает в типичных ситуациях, которые закономерно связаны с предшествующими событиями.

Одно из высказываний широко известного французского восходителя Лионеля Террая, которым можно было бы начать эту главу, мы поставим в заключение - оно как нельзя лучше отображает весь смысл сказанного выше:

«Восхождения на горные вершины и в том случае богаты приключениями, если слово БЕЗОПАСНОСТЬ пишется самыми большими буквами».

Список используемой литературы

1. Аркин Я.Г., Захаров П.П., Саратовкин В.Д. Обеспечение безопасности в горах. – М: ЦРИБ «Турист», 1989.
2. Байковский Ю.В. Психология альпинистских групп. Элиста: РИО «Джангар», 1992.
3. Бринк И.Ю., Захаров П.П. Прочностные характеристики отдельных видов самодельного страховочного снаряжения. М: ЦРИБ «Турист», 1988.
4. Винокуров В.К., Левин А.С., Мартынов И.А. Безопасность в альпинизме. М: ФиС, 1983.
5. Инженерная психология. Под ред. Г.К.Середы. Киев: Вища школа.1976.
6. Карнеги Дейл. Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей. Пер. с англ. М.И. Хасхачих. М: «Прогресс-Пракситель»,1989.
7. Котик М.А. Психология и безопасность. Таллин: «Валгус»,1987.
8. Линчевский Э.Э. Психологический климат туристской группы. М: ФиС, 1981.
9. Мартынов А.И., Мартынов И.А. Решение ситуационных задач. Методические рекомендации. М: Госкомспорт СССР, 1988.
10. Селье Г. От мечты к открытию: как стать ученым. Пер. с англ. М: «Прогресс», 1987.
11. Хубер Герман. Альпинизм сегодня. Пер. с нем. Левин А.С. М: ФиС, 1980.
12. Шатаев В.Н. Категория трудности. 3-е издание. М: Издатель И.В.Балабанов, 2001.
13. Эверест – 82. М: ФиС, 1984.

 
 
  содержание раздела

 
 
новости | база артуч | база алаудин | экскурссии | история | визбор | документы | радиосвязь | снаряжение | галереи | статьи | кунсткамера | forum  
2005-2014 ФАНЫ.РУ 
ver.2.0 DESIGN©V-STUDIO 

Лёгкая покупка автодомов в московской области и другая полезная информация для автопутешественников. ТрэвелАвто - жизнь за рулём.
Яндекс цитирования Автодома и караваны
Я путешествую с прицепом! Я путешествую с прицепом!
Отели Турции, детский отдых Экстремальный портал VVV.RU Активный отдых. Пассажирские перевозки, байдарки, поход Крым, сплав на байдаркахACTIVE-рейтинг туристических сайтов. Туризм и отдых