Фанские горы. Фаны. Памиро-Алай. Таджикистан
English Version/Английская версия
fany.ru





                                                                                                                                    
     Главная страница >> история >> cтраницы истории восхождений на Ушбу
                                                                                                                                  
  историяверсия для печати 

Захаров П.П. Кто автор и строитель «Приюта 11-ти»?

Дядя Леша Малеинов.
(Страницы истории восхождений на Ушбу)

Ушба. На переднем плане – Ушбинская подушка. Затем Северная вершина -. 4695 м. и Южная Ушба – 4710 м.
Ушба. На переднем плане – Ушбинская подушка. Затем Северная вершина -. 4695 м. и Южная Ушба – 4710 м. (Фото П.Ф.Захарова)

Летом 1935 года палаточный лагерь небольшой киногруппы из Москвы стоял в непосредственной близости от нижней кромки Цейского ледника (Сев.Осетия). Зеленая травка на площадке на гребне морены, журчание ручейка – лучшего места для отдыха после дней проведенных во льдах и не придумать. После съемок в Крыму, где снимались эпизоды скальной техники и страховки для большого учебного и познавательного фильма, группа приехала сюда для съемок на снегу и льду. Главным героем фильма был молодой, но уже опытный альпинист и горнолыжник Алексей Малеинов*. Именно он в свое время поведал историю, которая с небольшими отступлениями предлагается сейчас.
График работы группы был построен так, чтобы регулярно выкраивать по парочке дней на своеобразный «отпуск»: спуститься вниз, отдохнуть на туристской базе, по-мыться в душе и покушать «цивильной» еды, как подшучивали над экспедиционным поваром.
В один из таких «отпусков» на турбазе произошла встреча с четверкой немецких альпинистов. Потрясающе! С ними не было ни переводчика, ни сопровождающих агентов НКВД - никого! Ходили они по окрестностям совершенно самостоятельно, имели прекрасные картосхемы района и путеводители знаменитых исследователей Кавказа - Мерцбахера и Фрешфильда. Глядя на их топографическую «оснащенность», у киногруппы от зависти сводило челюсти. Для наших альпинистов и туристов такие карты просто были недоступны из-за бушевавшей тогда мании повальной секретности.
Так или иначе, но вскоре киногруппа познакомилась с немцами. Это были альпинисты из Мюнхенского альпинистского клуба: Гёттнер, Шмадерер, Фёрг и Розеншон. На Кавказ они приехали впервые, многого не знали и явно чувствовали себя не в своей «тарелке» особенно из-за языкового барьера. Несколько слов разговорного русского языка, которыми владели немцы, в счет не шли. Наш оператор, Лёня Толчан (побывавший в Германии в 1928 г. на закупках технического оборудования), был находкой для всех - его знаний немецкого языка вполне хватало для оживленных разговоров двух «высоких» сторон, все-таки разговоры-то шли на высоте почти 2 километров над уровнем моря!
Однажды к вечеру, сидя на ступеньках столовой турбазы, разговорились о том, кто есть кто. Немецкие альпинисты проявили по-настоящему искренний интерес ко всему, чем мы занимались. Мы же с удивлением узнали, что в Цей они приехали «для тренировки», а «коронным номером» немцев в этом сезоне будет Ушба, да не просто восхождение, а траверс! Мы стали посматривать на них с возрастающим интересом.
(Потом, много-много лет спустя, «дядя Леша» (так многие хорошие и добрые друзья Алексея Александровича Малеинова любя звали его) с не проходящим чувством хорошей зависти говорил «...ребята, вот немцы приехали делать на нашей Ушбе такое классное восхождение, а мы, что же - не доросли!?». Правда наши альпинисты к этому времени уже совершали восхождения на Северную и Южную вершины, а вот до последовательного их траверса, как-то руки не доходили).
Немецкие альпинисты похоже неплохо подготовились к своему «коронному номеру» - так они называли свое будущее восхождение. Отличная экипировка, подробнейшие консультации в Мюнхене у «старика Пфана» (это он и Лёйхс в группе Дистеля в 1903 году (!) впервые совершили удивительное восхождение на Ушбу, поднявшись на седловину с ледника Гуль (Сванетия), поочередно побывав на Южной и Северной вершинах и спустившись снова на Гуль); прекрасное владение техникой альпинизма (особенно отличался Гёттнер) - все это давало основания предполагать, что группа немецких альпинистов сможет выполнить свой «коронный номер».






Крест Ушбы  с северной стороны. Крест Ушбы с северной стороны. Этот маршрут сложнее, чем путь 1903 г. Этот «крест» впервые пройден в 1961 г. группой К.Барова, участники:А.Чатынян, Э.Петров, В.Лебедев. Первую попытку прохождения «креста» до войны делала группа Алексея Малеинова.(Фото П.Ф.Захаров)

А пока немцы решили сделать тренировочное, восхождение - пройти северную стену вершины Адай-хох. (Впоследствии это будет не рядовой маршрут 5Б к.с. по отечественной классификации).
В один из последующих рабочих кинодней, когда группа отдыхала у своих палаток, из Цейского ущелья потянуло плотным туманом, который своей пеленой окутал обрывы морены, затянул ледник и поляну бивака с палатками. От нечего делать наш шеф-повар Гриша стал готовить украинский борщ (несмотря на то, что он был грузином, борщи варил отменные) и, возвращаясь с ведром воды, от ручья увидел, как вдруг из тумана выплыли две фигуры. На краю нашей поляны они достали из рюкзака конверт палатки Здарского и стали устраиваться на ночлег под большим камнем, метрах в двадцати от нашего лагеря. Мы сразу узнали их - это были Гёттнер и Шмадерер. Не дожидаясь, когда гости установят свою Здарку, мы пригласили их разделить нашу трапезу. Они с готовностью согласились.
Пока готовился ужин и доваривался борщ, высокий блондин с военной выправкой, а это был Гёттнер. вытащил губную гармошку, и неожиданно над поляной поплыли звуки так хорошо знакомой старой русской песни – «...из-за острова на стрежень...». Увидав наше изумление, он решил усилить эффект - и на оторопевших от удивления слушателей обрушились звуки «Интернационала»! Правда, при этом он сопроводил свою импровизацию характерным жестом вокруг горла и сказал: «Сейчас в Германии за это - вот...»
После ужина, который несколько затянулся (ведь представителям двух стран так многое хотелось узнать друг о друге), мы пригласили немецкую двойку переночевать в свободной палатке нашего лагеря (погода так и не улучшилась).
Утро было прекрасным - солнце заливало своими лучами ледник, вершины гор, тропу, уходившую вниз, а мы, к этому времени уже успевшие отснять не один десяток прекрасных кадров на леднике, вдруг увидели, как из открывшейся палатки пояилась всклокоченная белокурая голова. Оказывается, наши гости так заспались на мягких матрасах, что проспали и назначенный на раннее утро выход, и завтрак - наш шеф-повар был по совместительству помощником у оператора.
Когда они проходили мимо нас, спускаясь по тропе, со стены Адай-хоха прогремел обильный камнепад. Лезть по опасной стене явно было поздно. Переглянувшись, мы подумали об одном - наверно, наше гостеприимство сорвало немцам классное восхождение...
Мирное и совсем безоблачное (погода была прекрасной для Цея) течение наших съемочных работ было прервано страшным известием - при попытке восхождения с гребня Дых-тау (эта один из пятитысячников Безенги) сорвался и погиб младший брат Алексея Малеинова - Александр, Малейнову ничего не оставалось делать, как бросить работу в фильме и пуститься в далекий путь через перевалы, чтобы попасть в Безенгийский район Центрального Кавказа.
В это время наши гости, альпинисты из Мюнхена, благополучно добрались из Цея в Баксанское ущелье и поднялись в Приэльбрусье. Там они выбрали для трениро-вочного восхождения никем не пройденный к тому времени маршрут на 3-ю Западную вершину массива Шхельды, что стоит рядом с объектом их вожделений - Ушбой.
Это - наклонное, крутопадающее ребро (так в альпинизме называется подобный рельеф), сложенное из скальных участков, перемежающихся значительными участками льда и снега. Основная особенность этого маршрута состоит в том, что по всей его протяженности ребро перехлестывается лавинами и ледовыми обвалами.
Группа под руководством Шмадерера совершает восхождение по проблемному и опасному маршруту. Не заходя на вершину (ведь они выполнили основную свою задачу) группа спустилась на южную сторону массива и благополучно вернулась в Терскол. Впоследствии этот маршрут среди отечественных альпинистов стал называться «ребром Шмадерера».
До сих пор этот маршрут считается предельно опасным, и по нему на Шхельду со времени первого восхождения в лучшем случае поднялось 10 групп!
После тренировочного восхождения внезапно заболевает Розеншон. По рекомендации советских альпинистов Шмадерер берет на траверс Ушбы Гока Харламниева, брата старшего Анатолия Харлампиева - известного в нашей стране прежде всего тем, что он был основателем советского вида борьбы «самбо».
Стены Южной Ушбы. Стены Южной Ушбы. С этой стороны начинался траверс группы Лео Шмадерера в 1935 году. (Фото П.Ф.Захаров)

Группа вполне благополучно совершает траверс Ушбы (с юга на север, до сих пор редкий вариант траверса) и уезжает на родину в Германию. Но история группы Гёттнера (он был официальным руководителем) на этом не заканчивается.
Одно из самых опасных мест на траверсе Ушбы – перемычка  между Северной и Южной вершинами
Одно из самых опасных мест на траверсе Ушбы – перемычка между Северной и Южной вершинами. (Фото П.Ф.Захаров)
Она была воистину трагичной, они не дожили до Второй мировой войны. Гёттнер, участвуя в международной экспедиции в Гималаях, погиб в 1937 г. под вершиной Нанга-Парбат. Шмадерер, оказавшись в 1939 г. в Индии, был интернирован английскими властями как германский подданный и заключен в концлагерь. Дальнейшая его судьба ужасна: при попытке к бегству в сторону Китая он был зарезан ко чевниками. Гок Харлампиев в 1937г был арестован за связь с «агентами гестапо» и расстрелян в том же году как «враг народа». Судьба четвертого члена этой группы Розеншона нам не известна.
Еще немного об истории. Первый советский траверс Ушбы, начиная с Северной вершины через Южную со спуском по так называемому «красному» углу, был совер шен в 1937 году группой под руководством прекрасного альпиниста Евгения Абалакова (участники: Е. Васильев, П.Заричняк и Селл). Одновременно с ними, навстречу от Южной вершины шла еще одна советская группа: А. Сидоренко – руководитель, участники: Е.Казакова, Ф.Регель, Елена Казакова - первая женщина, прошедшая траверс Ушбы. (Есть отдельные указания о том, что в данной группе руководителем шла Е.Казакова, а не А.Сидоренко. Но эту задачу разгадать не удалось). Повороты истории и ее последствия воистину неисповедимы: из всех советских публикаций на эту тему изъяты фамилии П.Заричняка, Селла, Ф.Регеля – это были «враги народа», которые не могли участвовать в одном из серьезных достижений молодого советского альпинизма. Поэтому даже в таком сборнике, как «К вершинам Советской земли» состав двух групп был объединен в одну (!) и сказано, что «руководитель группы Е.Абалаков и др.». Вот так и были спрятаны под этим «и др.» неудобные фамилии участников знаменательного восхождения. В Классификационной таблице вершин, в которую вносятся все совершенные первовосхождения и первопрохождения маршрутов, до сих пор нет указания о том, что Шмадерер с группой прошел на Шхельду по своему же «ребру», а о том, что Гок Харлампииев был первым советским аль пинистом, совершившим в 1935 году траверс Ушбы (с юга на север), вообще нет никаких упоминаний. Нет указаний о том, что выдающийся организатор советского (довоенного) альпинизма В.Л.Семеновский первым из советских альпинистов в 1929 году в группе известного немецкого восходителя Вилли Меркля совершил восхождение на Юж.Ушбу.











Соседи: слева – Ушба, справа – массив Шхельды
Соседи: слева – Ушба, справа – массив Шхельды (Фото П.П.Захаров)

Братья Малеиновы:





Алексей Александрович Малеинов (1912-1991), средний из трех братьев - альпинистов еще довоенного периода. Алексей Малеинов – заслуженный мастер спорта по альпинизму. Старший инструктор по альпинизму. Не будет преувеличением сказать, что он являлся одним из отцов-основателей довоенного спортивного альпинизма в стране. Он стоял у истоков создания Единой Государственной спасательной службы (1937). Много работал над укреплением военного альпинизма. Был бойцом ОМСБОНа. В числе первых ведущих альпинистов был направлен в Школу военного альпинизма и горнолыжного дела Закавказского фронта в Бакуриани, где был преподавателем горных дисциплин (1942-1943). После войны активно восстанавливал разрушенное альпинистское хозяйство. Работал в отделе спорта ВЦСПС. Инициатор, автор проектов, а впоследствии и директор (пройдя все ступени инженерных должностей) строительства канатных дорог в Приэльбрусье и всего комплекса в целом. Альпинисты страны больше его знали как «дядю Лешу», чем величали по имени-отчеству.




Старший брат – Александр (1907-1935) – профессиональный художник-карикатурист, работал в журналах «Лапоть» и «Крокодил». Трагически погиб при восхождении на Дых-тау (Безенги) в группе В.Семеновского (1935).




Младший брат – Андрей (1915-1984) художник, посвятивший свое творчество горам и природе крайнего Севера. Воевал на перевалах Кавказа, в Карпатах и Альпах. Автор серии картин написанных им во время длительного Арктического похода на ледоколе. Преподавал в Школе военного альпинизма и горнолыжного дела в Бакуриани (1943-1944). Мастер спорта СССР по альпинизму. Старший инструктор по альпинизму. Заслуженный тренер СССР по альпинизму.



Захаров П.П. Москва.

 
 
  содержание раздела

 
 
новости | база артуч | база алаудин | экскурссии | история | визбор | документы | радиосвязь | снаряжение | галереи | статьи | кунсткамера | forum  
2005-2014 ФАНЫ.РУ 
ver.2.0 DESIGN©V-STUDIO 

Лёгкая покупка автодомов в московской области и другая полезная информация для автопутешественников. ТрэвелАвто - жизнь за рулём.
Яндекс цитирования Автодома и караваны
Я путешествую с прицепом! Я путешествую с прицепом!
Отели Турции, детский отдых Экстремальный портал VVV.RU Активный отдых. Пассажирские перевозки, байдарки, поход Крым, сплав на байдаркахACTIVE-рейтинг туристических сайтов. Туризм и отдых